Category: философия

Идеальное


"Тот, кто еще может спрашивать, как такие высокообразованные умы, как греки, могли верить в действительность богов, каким образом Сократ советовал совершать жертвоприношения, как мог последователь Сократа Ксенофонт в бытность военачальником сам приносить жертвы при знаменитом отступлении и т. д., — кто задает такие вопросы, только доказывает, что он сам не дошел еще до того уровня образованности, при котором как раз идеальное есть действительное, и много действительнее того, что именуют действительным. В том смысле, в каком обыденный рассудок верит в действительность чувственных вещей, те люди вообще не мыслили богов и не считали их ни действительными, ни недействительными. В более высоком смысле они были для греков более реальны, нежели всякая иная реальность"
Шеллинг "Философия искусства"

(no subject)

У Шопенгауэра давно вычитал, что на склоне лет человек неизбежно обнаруживает законы по которым строилась его жизнь, они индивидуальны и постоянны. Не вполне понимал по молодости, но со временем все подтвердилось. Штука занятная, представьте "Миллиард лет до конца света" по полной программе в реале. Так наверное и возникают "типы личности" - в зависимости от того куда и как тебя запихивают. Вопрос "зачем" остается открытым.

Канашечка

Письмо к жене Чернышевского из Петропавловской крепости (5 октября 1862 года):
"...Итак, у меня будет оставаться время для трудов, о которых я давно мечтал. Теперь планы этих трудов обдуманы окончательно. Я начну многотомною «Историею материальной и умственной жизни человечества», – историею, какой до сих пор не было, потому что работы Гизо, Бокля (и Вико даже) деланы по слишком узкому плану и плохи в исполнении. За этим пойдет «Критический словарь идей и фактов», основанный на этой истории. Тут будут перебраны и разобраны все мысли обо всех важных вещах, и при каждом случае будет указываться истинная точка зрения. Это будет тоже многотомная работа. Наконец, на основании этих двух работ я составлю «Энциклопедию знания и жизни», – это будет уже экстракт, небольшого объема, два-три тома, написанный так, чтобы был понятен не одним ученым, как два предыдущие труда, а всей публике. Потом я ту же книгу переработаю в самом легком, популярном духе, в виде почти романа с анекдотами, сценами, остротами, так, чтобы её читали все, кто не читает ничего, кроме романов. Конечно, все эти книги, назначенные не для одних русских, будут выходить не на русском языке, а на французском, как общем языке образованного мира. Чепуха в голове у людей, потому они и бедны, и жалки, злы и несчастны; надобно разъяснить им, в чем истина и как следует им думать и жить. Со времен Аристотеля не было делано ещё никем того, что я хочу сделать, и буду я добрым учителем людей в течение веков, как был Аристотель..."

А вот из его студенческого дневника:
"Я должен сказать, что я довольно твердо считаю себя человеком не совершенно дюжинным, а в душе которого есть семена, которые, если разовьются, то могут несколько двинуть вперед человечество в деле воззрения на жизнь, и если я хочу думать о себе честно, то, конечно, я не придаю себе бог знает какого величия, но просто считаю себя одним из таких людей, как, напр., Гримм, Гизо и проч., или Гумбольдты, но если спросить мое самолюбие, то я могу отвечать себе -- я бог знает что: может быть, у меня выйдет что-нибудь вроде Гегеля, или Платона, или Коперника, одним словом, человек, который придаст решительно новое направление, которое никогда не погибнет, который один открывает столько, что нужны сотни талантов или гениев, чтобы идеи, высказанные этим великим человеком, переложить на все, к чему могут быть они приложены, в котором высказывается цивилизация нескольких предшествующих веков, как огромная посылка, из которой он извлекает умозаключения, который задает работы целым векам, составит начала нового направления человечества".
Щеголев Страсть писателя (Н. Г. Чернышевский)

(no subject)

Муж-неудачник – вот кто пугает женщину по-настоящему. И это не «меркантилизм» - а пресловутая близость женщины к природе. Для нее это БОЛЕЗНЬ, очень плохая и заразная, ей и в голову не приходит утешаться тут философией.

Смелый поступок русского философа Владимира Бибихина

«Бибихин … не только переводил Хайдеггера, но и некоторым образом поручился за него. Когда пообнюхавшаяся в современных мировых трендах гуманитарная прошманда завела в России моду устраивать заочные суды над Хайдеггером за «нацизм» и «антисемитизм», Бибихин с трогательною твердостью отстаивал его политическую благонадежность.
…..
Для примера сборник «Философия Мартина Хайдеггера и современность» … приведен текст Рорти «Еще один возможный мир», где автор фантазирует, как сложилась бы биография великого немца, если бы он летом 1930 года влюбился бы в студентку-еврейку, условную «Сару Мандельбаум», и какую славную карьеру он бы сделал, если бы вовремя затусовался при евреях (Рортри, знающий расценки на рынке филосемитизма, посулил ему даже Нобелевку по литературе).
….
Одна из статей этого сборника – бибихинская … (она) представляет из себя тщательную адвокатуру великого немецкого философа. … Разумеется, еврейский вопрос был им тщательнейшим образом обойден по огибающей: Бибихин прекрасно знал, кто хозяйствует в современном интеллектуальном мире, в том числе и в той его части, которую он знал, любил и считал своим единственным домом – я имею в виду общество культурных российских евреев и «почетных евреев» типа того же Аверинцева.
Однако надо отдавать себе отчет в том, что даже самая осторожная защита мертвого немца перед живыми и властными Хозяевами Дискурса уже заслуживает уважения)».
(К.А.Крылов «Нет времени»)

Пишет Галковский Дмитрий Евгеньевич

Республику сдали быстро, население мобилизовать или эвакуировать не успели, два года белорусы прожили в глубоком тылу, кушая единоличную картошку и почитывая газетки с карикатурами на Сталина. Что бы вы сделали на месте Иосифа Виссарионовича? …Впереди армейские части. За ними одетые в штатское без знаков различия подразделения карателей. Знаменитые «белорусские партизаны» - ни что иное как возглавляемые Джанджавой отряды карателей… Значит кто современные белорусы? В значительной части потомки двух типов «партизан» – мюнхаузенов и палачей. Или палачей-мюнхаузенов.

Допустим (что невероятно) - Мукусев и Коротич нам действительно этого не дорассказали в молодости.
Допустим (что вероятно) – это такая «игра в бисер» раскрепощенного философа.
Допустим (что еще более вероятно) – ради комментов.
Допустим (что уж совсем вероятно) – он просто псих.
Допустим (и это похоже на истину) – это и есть Галковский.

ЕО Изображу ль в картине верной

Продолжаю комментировать «Евгений Онегин»
ГДЕ НАХОЖУСЬ: Двадцать строфа первой главы. Продолжение описания одного дня из жизни героя.
ТЕКСТ:

Изображу ль в картине верной
Уединенный кабинет,
Где мод воспитанник примерный
Одет, раздет и вновь одет?
Всё, чем для прихоти обильной
Торгует Лондон щепетильный
И по Балтическим волнам
За лес и сало возит нам,
Всё, что в Париже вкус голодный,
Полезный промысел избрав,
Изобретает для забав,
Для роскоши, для неги модной,—
Всё украшало кабинет
Философа в осьмнадцать лет.
Collapse )
«Робость» автора в начале строфы («Изображу ль?»), широкое, словно зачин былины, вступление, и, в той же псевдоэпической интонации, – про «философа в осьмнадцать лет»…
Взгляд скользит и ничего не замечает, – но вспомним призыв великого Гершезона к читателям Пушкина: «слепо, даже суеверно верить всем его сообщениям – и НИКОГДА не верить его указаниям о цели его сообщений».
Цель заявлена куда как определенно – «изобразить» кабинет. А на деле? Добродушная усмешка над молодежным «философствованием» (показал, его, наивного, два источника и две составные части…).
«Все молодые люди одинаково неинтересны» - с графской прямотой сформулировал Толстой. А Пушкин? – о том же, но – с каким добродушием!