Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

Евгения Добровольская




Посмотрел два МХАТовских спектакля: "Амадей" (2003) и "Чайка" (2001, постановка Ефремова), в обеих, несмотря на звездный состав сильно выделяется мне ранее неизвестная Евгения Добровольская, бывшая жена Михаила Ефремова, с которой он на табуретках дрался. Возможно продвинутый театрал не согласиться со мной, но по крайней мере она разная в двух спектаклях, в отличие, скажем, от Табакова - тридцать лет Матроскина, или Безрукова - везде Есенина.
В "Чайке" Вячеслав Невинный совсем плох, еле ходит, его на кресле катают, оригинальна последняя сцена с Заречной - она реально мечется и кричит как чайка в агонии. В "Амадее"-спектакле, оказывается, все представлено грубее и пошлее чем в "Амадее"-кино.

"Бешеные деньги" 2010 театр имени Пушкина



Очень позитивный и смешной спектакль с Фоменко, Ургантом, Вержбицким, Алентовой и разными фенечками, которые разнообразят действие пьесы Островского.
Даже не верится, что его ставил смертельно больной режиссер (Роман Казак, 52 года, рак гортани) который умер через три недели после премьеры.

"Дядюшкин сон" театр им. Вахтангова



Знаменитая постановка 2001 года. Аронова играет мамашу-оторву, даже не вериться что ей здесь всего 28 лет, забивает даже Этуша, который тоже шалит и прэ-элестно грассирует. Очень смешной спектакль.
Есть на РуТрекере (правда не вполне хорошего качества).

"В огороде бузина а в Киеве дядька"

"Чулпан Хаматова, и ранее поддерживавшая Кирилла Серебренникова, провела два эфира с подписчиками, где объяснила свою позицию.
«Что такое государственные деньги, и почему театр, который в поиске, экспериментальный театр, театр ошибающийся, - театр, двигающийся вперед? - взялась объяснять она. - Когда ты ищешь новые пути, часто идешь не совсем верным направлением, это живая ткань творчества. И когда говорят, что «на государственные деньги можно делать только те спектакли, которые соотнесены с интересами государства, согласованы с государственной политикой, - я считаю это катастрофической ошибкой. Во-первых, это убийство творчества как такового, потому что творчество не может быть несвободным, это его природа, его суть. Это убийство нового языка, новых путей, нового театра как такового. Он стагнирует, перестает жить. А во-вторых, государственные деньги и деньги налогоплательщиков - это правильно. Но я тоже налогоплательщик. И таких, как я, немало — людей, которые хотят видеть русский театр интегрированным в мировое пространство, дышащим с ним вместе в мировом культурном пространстве, видеть Россию, которая идет вперед, которая идет на прорыв. Я тоже имею право видеть те спектакли, которые соответствуют моему личному вкусу, моему вкусу Чулпан Хаматовой, и я не одна такая».

"Крали и будем красть!"



Москва. 21 июня. INTERFAX.RU "Российские театральные деятели обратились к министру культуры Ольге Любимовой с открытым письмом, в котором выразили уверенность в невиновности обвиняемых и призвали отозвать иск о причинении ущерба Министерству культуры. Художественный руководитель Театра на Малой Бронной, режиссер Константин Богомолов: «Я призываю Вас как нового министра, не обремененного ошибками прошлого периода, вместе со следствием найти решение, как остановить печальный процесс и сообща выйти из дискредитирующей всех ситуации". 21 июня журнал «Сеанс» опубликовал письмо ста кинематографистов, в числе которых режиссеры Александр Сокуров, Любовь Аркус, Сергей Соловьев, Бакур Бакурадзе, Вадим Абдрашитов, Николай Хомерики и Марина Разбежкина, актрисы Татьяна Друбич, Алла Демидова и Чулпан Хаматова. Они присоединились к призыву театрального сообщества и заявили о своей солидарности с обвиняемыми. «Всё, что мы знаем о процессе по "делу Седьмой студии", свидетельствует о том, что следствие велось с грубейшими нарушениями. В существующих обстоятельствах, наверно, чересчур оптимистично надеяться на справедливое решение суда, и все-таки мы верим, что именно оно и будет вынесено, а подсудимые будут оправданы, — считают авторы письма".
---
23 марта 1999 года:
"Тринадцать деятелей российской культуры обеспокоены тем, как сегодня представляют российскому обществу деятельность Бориса Березовского. Об этом говорится в их открытом письме, адресованном президенту и правительству России, а также средствам массовой информации. По мнению авторов обращения, Борис Березовский "прежде всего крупнейший российский меценат, о чем свидетельствует его поддержка в это непростое время десятков культурных проектов". Подписавшие письмо обеспокоены однобокой, по их мнению, информацией о деятельности бывшего исполнительного секретаря СНГ, которой в последнее время потчуют читателей российские масс-медиа. Роль этого "общественно-культурного" деятеля заслуживает, на взгляд уважаемых подписантов, "положительного видения". Несентиментальный читатель давно усвоил: со времен краха финансовой пирамиды банка "Чара" мастера искусств просто так писем в защиту банкиров не пишут. Под письмом в защиту Березовского стоят подписи Олега Табакова, Юрия Любимова, Аллы Демидовой, Андрея Вознесенского, Екатерины Максимовой, Михаила Жванецкого, Вадима Абдрашитова, Олега Меньшикова, Рустама Хамдамова, Зои Богуславской, Ирины Антоновой, Алексея Козлова и Юрия Башмета. Но прежде чем подозрительный читательский ум сопоставит эти имена и поймет, чем бы они могли быть объединены, авторы обращения честно напоминают о премии "Триумф", которая учреждена и финансируется при непосредственной поддержке Бориса Березовского.Все авторы обращения — члены жюри или лауреаты премии "Триумф", сумма которой теперь составляет $50 тыс"

"Мастер и Маргарита" театр на Таганке



Пушкин полагал, что "истинный вкус состоит не в безотчетном отвержении такого-то слова, такого-то оборота, но в чувстве соразмерности и сообразности". С этой авторитетнейшей точки зрения спектакль Любимова органичен и исполнен вкуса ибо все в нем до мельчайшего жеста подогнанно под восприятие высшего слоя среднего класса тогдашнего (1977 и далее) советского общества - завмагов и товароведов. Говорю без капли иронии, я жил в ту пору, это была тогда единственная массовая аудитория готовая воспринять этот трэш (я имею в виду Булгакова) без недоумения и отторжения. Любимов, словно канатоходец-виртуоз прошел между требованиями Инстанций и мировоззрением публики, положительно я меняю свое отношение к этому режиссеру.
И сколько радости людям! Представляю как такой спектакль воспринимался в ту эпоху, измученную нарзаном, какое это было Событие в жизни людей, в какую Легенду оно превращалось, неудивительно, что этот спектакль почти десять лет давался по 15 раз в месяц. Кстати, я понял, откуда продвинутые люди узнавали тогда про полузапрещенного "Мастера" и его ключевые фразы типа "осетрины второй свежести" - оттуда, из волн, поднятых постановкой.

Из забавного, и, разумеется, неизбежного: Каифа представлен благородным человеком а Пилат антесимитом. Он с угрозой спрашивает первосвященника (чего нет в романе) готов ли народ еврейский пострадать за смерть Га-Норци, и, получив подтверждение, орет черносотенным ором).

"В ожидании Годо" театр им. Вахтангова 2018



Появилась на РуТрекере новая постановка. Конечно, ирландский фильм 2001 года сильнее "забирает", но тут образ Гого удивительнее (убедитесь сами) и монолог Поццо не выкинули:
"Поццо – (не слыша) Ах да, ночь. (Поднимает голову.) Да будьте же чуть повнимательней, иначе мы ни к чему не придём. (Смотрит на небо.) Смотрите. (Все смотрят на небо, кроме Лакки, которого снова клонит ко сну. Поццо, заметив это, дергает за веревку.) Не хочешь смотреть на небо, свинья! (Лакки запрокидывает голову.) Ладно, хватит. (Они опускают головы.) Что в этом необычного? В этом небе? Оно бледное и светлое, как всякое небо в этот час дня. (Пауза.) На этих широтах. (Пауза.) В хорошую погоду. (Он продолжает, напевно.) Час назад (смотрит на часы, обыденным тоном) или около того (снова лирическим тоном), излив на нас начиная (колеблется, понижая тон) с десяти часов утра (повышает тон) неослабные потоки розового и белого света, оно постепенно теряет яркость, бледнеет (поднимает руки, ступенчато опускает их), бледнеет, понемногу, понемногу, пока (драматическая пауза, широко раскинув руки) оп! кончено! оно больше не двигается! (Молчание.) Но (торжественно поднимает руку), но за этой вуалью тишины и спокойствия (поднимает глаза к небу, остальные, кроме Лакки, имитируют его движение) мчится ночь (его голос вибрирует) и вот-вот бросится на нас (щелкает пальцами) вжик! вот так. (Вдохновение покидает его.) В тот момент, когда мы меньше всего этого ожидаем. (Тишина. Мрачным голосом.) Вот так всё происходит на этой блядской земле".

Неожиданный взгляд

"Сам по себе диалог в пьесах Чехова (как заметил еще Дмитрий Святополк-Мирский) – это набор обособленных высказываний, в которых начисто отсутствует какое-либо логическое единство. В этом смысле театр Чехова является прямым предшественником театра абсурда, скажем, Сэмюэла Беккета с его пьесой “В ожидании Годо”
-----
А я как раз пересмотрел "Чайку" Карасика (1970 год) и именно этим впервые поразился - все говорят бессмысленные, бессвязные фразы словно специально, словно каждый в своем моноспектакле. И действительно очень похоже на Беккета, моего любимого.
Например вот это:
"...Маша. Погодите.
Дорн. Что?
Маша. Я еще раз хочу вам сказать. Мне хочется поговорить... (Волнуясь.) Я не люблю своего отца... но к вам лежит мое сердце. Почему-то я всею душой чувствую, что вы мне близки...Помогите же мне, помогите, а то я сделаю глупость, я насмеюсь над своею жизнью, испорчу ее... Не могу дольше...
Дорн. Что? В чем помочь?
Маша. Я страдаю. Никто, никто не знает моих страданий! (Кладет ему голову на грудь, тихо.) Я люблю Константина.
Дорн. Как все нервны! Как все нервны! И сколько любви... О, колдовское озеро! (Нежно.) Но что же я могу сделать, дитя мое? Что? Что?"

"Демонстрации трудящихся"



"Проживание мифа предполагает наличие истинно «религиозного» опыта, поскольку он отличается от обычного опыта, от опыта каждодневной жизни. Религиозный характер этого опыта есть следствие того факта, что актуализируются легендарные события, события возвышенного характера и наполненные чрезвычайной значимостью. Мы как бы заново присутствуем при творческих актах сверхъестественных существ. Мы покидаем мир обыденности и проникаем в мир преображенный, заново возникший, пронизанный невидимым присутствием сверхъестественных существ. Речь идет не о коллективном воссоздании в памяти мифических событий, но об их воспроизведении. Мы ощущаем личное присутствие персонажей мифа и становимся их современниками. Переживать заново это время, воспроизводить его как можно чаще, заново присутствовать на спектакле божественных творений, вновь узреть сверхъестественные существа и воспринять их урок творчества — такое желание просматривается во всех ритуальных воспроизведениях мифов".
Мирча Элиаде "Аспекты мифа"