Category: психология

"Холоп"

"9 января по кассовым сборам фильм преодолел отметку в два миллиарда рублей, став 3-м российским фильмом, которому удалось это сделать. Несмотря на скромную рекламную компанию, «Холоп» собрал в прокате больше, чем два одновременных с ним релиза, «Вторжение» и «Союз спасения».
Надо бы посмотреть с РуТрекера:
"Гриша — сын олигарха Павла, избалованный и наглый мажор, проводящий практически всё время в клубах, потребительски относящийся к женщинам и полностью уверенный в безнаказанности. Телепродюсер Анастасия предлагает ему обратиться к эксцентричному психологу, чьи методы могут показаться экстраординарными, но дают гарантированный результат.

Вскоре Гриша попадает в ДТП и теряет сознание. В себя он приходит на конюшне, конюшня находится в деревне, деревня — в поместье, а поместье — в Российской Империи образца 1860 года. Сначала Гриша думает, что это шутка или розыгрыш, но окружающая действительность слишком реальна, окружающие по-настоящему убедительны — и отныне он барский конюх, бесправный крепостной, неспособный при этом исполнять свои обязанности из-за боязни лошадей. Попытавшись в ужасе сбежать, он оказывается на виселице, и спасает его только появление Аглаи, дочери помещика, ради именин которой барин милует беглеца. Попытавшись рассудить логически, Гриша вначале яростно отрицает возможность попадания в прошлое, но потом постепенно смиряется с положением холопа.

В действительности же вся деревня XIX века оказывается искусной постановкой Анастасии и психолога, осуществлённой на огромные деньги гришиного отца. Цель проекта — полностью изменить взгляд Гриши на окружающий мир, для чего команда следит за каждым его шагом, просчитывая каждую мелочь и сценарный поворот. ...Для последней стадии изменения взглядов Гриши на жизнь срочно пишется новый сценарий, за неимением других вариантов — нашествие татарской Орды. Гришу не удивляет Золотая Орда в XIX веке"

Найди простое решение

Смотрю "Век эгоизма" про манипуляции массовым сознанием в США. В пятидесятые года там выпустили на рынок пироги/торты быстрого приготовления, но товар продавался слабо. Собрали фокус-группу из домохозяек и выяснилось, что они не покупают эти полуфабрикаты из-за чувства вины перед мужьями ("он пашет на работе а я тут "раз и готово").
Вопрос: как решили проблему?
(ответ размещу через час)
Ответ:
Collapse )

Спутник и судьба

Спутник в 1957 году испугал американцев не так как нас приход Гитлера к власти или вступления Германии в НАТО или конфликт на Даманском - а как нашествие Батыя, ментально, "отныне и на всю оставшуюся жизнь", потому что это была первая в американской истории реальная угроза трендеца, именно с этих пор дядя Сэм спит с револьвером под подушкой и лезет с ним на всех неприветливых прохожих.
"11 сентября" легло именно на эти "старые дрожжи", активизировало именно архетип "спутник", тот кто устроил "11 сентября" знал толк в американской душе.

Чунга-Чанга

Ю.Эвола, "Лук и булава", глава IV "Негритизированная Америка":
"...Негритянский компонент американской психики был отмечен в своё время психоаналитиком К.Г. Юнгом. Стоит процитировать некоторые его наблюдения: «Больше всего меня поражает в американцах их страшная подверженность негритянскому влиянию. Я имею в виду именно психологическое влияние, поскольку не хочу затрагивать проблему чисто расового смешения. О том, как эмоционально выражает себя американец, прежде всего, о том, что вызывает у него смех, можно прекрасно судить по приложениям к американским газетам, отведённым для society gossip. Эта неподражаемая манера смеяться как Рузвельт, в своей изначальной форме наиболее характерна для американских негров. Их характерная походка, развинченная, с повиливающими бёдрами, которую так часто можно наблюдать у американцев, также заимствована у негров.

Американская музыка обязана своим вдохновением главным образом неграм. Американские танцы это негритянские танцы. Проявления религиозного чувства, выражаемое в таких явлениях как revival meetings, holy rollers и другие анормальные американские явления во многом порождены негритянским влиянием. В целом исключительно живой темперамент, который проявляется не только в игре в base ball, но также, и, в частности, в манере выражаться – беспрерывный поток болтовни, характерный для американских газет, является красноречивым примером; несомненно, это не имеет никакого отношения к их предкам германского происхождения, но напоминает вульгарную chattering негра. Почти полное отсутствие интимной жизни и всеохватывающая коллективная жизнь Америки напоминают примитивную жизнь в открытых шалашах, где царит полное смешение всех членов племени»

Развивая наблюдения в том же духе, которые легко можно продолжить, Юнг, в конце концов, задаётся вопросом, можно ли по-прежнему считать обителей нового континента европейцами...
...В этом контексте можно вспомнить все те бесконечно повторяющиеся глупости по поводу того, что американцы якобы являются «молодой расой», из чего как бы по умолчанию должен следовать вывод, что именно им принадлежит будущее. Близорукий взгляд может легко перепутать черты, действительно присущие молодости, с теми, которые отражают регрессивный инфантилизм".

Пурга

"Из интервью Пети Верзилова Би-Би-Си.
Би-би-си: Что ты сказал стюарду, чтобы он открыл дверь?
П.В.: Я знаю психологию русских людей. У нас же форма - это божественное. Никто не спросит пропуск или аккредитацию. Так и вышло. Я делал вид, что ору в телефон: "Николаич, и где я тебе буду их искать?!" - и кивнул стюарду на калитку. Он открыл".
-----
Допустим. А три девицы как прошли? Тогда "для нас" и девушки - божественное?

«Взгляд на две тысячи ярдов»

«Взгляд на две тысячи ярдов» или взгляд в пространство, отрешённый взгляд — несфокусированный взгляд, часто наблюдаемый у солдат, перенёсших боевую психическую травму. Может наблюдаться и в других случаях психологической травмы.
Фоторепортёр Фрэнк Джонстон (англ. Frank Johnston) во время этой войны пережил 15 мая 1967 года шквальный огонь, а когда после падения поднял вверх глаза, увидел солдата со «взглядом на тысячу ярдов». Фотограф смог достать свою «Лейку» и сделать снимок, который на следующий день был растиражирован на первых страницах американских газет.


Еще:





Картина «Взгляд на две тысячи ярдов». Художник Томас Ли:

Фридрих и большая коалиция

Томас Манн "Фридрих и большая коалиция"

"...Так все выглядело с точки зрения Фридриха. Но Европа не проявила
к его рассуждениям и предположениям никакого сочувствия.
Европа завопила во всю глотку - тошно было слушать. Ведь публика
не платила «паршивцам», которые держали бы ее в курсе, - в ее глазах
внезапное вторжение в Саксонию произошло, если можно так выразиться,
в самый разгар мира и означало столь бесстыжее нарушение
права, столь неслыханно гнусный разбойничий налет, что все кипели
от негодования. Захватить нейтральную страну, добрую, невинную
страну, никак не ожидавшую такой жестокости и совсем не так давно
сократившую свои вооруженные силы до трогательно миролюбивой
цифры - ровнехонько двадцати двух тысяч человек, дабы Брюль и
впредь мог покупать себе парики, кареты и ароматические флакончики!
Это было невыносимо, это надрывало душу, - не могло, не должно
было быть, чтобы этот табаконюхающий дьявол раздавил своими
ботфортами все, что зовется цивилизованностью, справедливостью,
человеколюбием, все, что возвышает жизнь и верить во что - потребность
всякого честного человека! И Европа вопила не умолкая, вопила
не переводя дыханья, а всех громче, разумеется, вопила Австрия, наводя
указательный перст на Фридриха и беспрестанно причитая: «Вот
вам, пожалуйста! Ну вот же вам, теперь-то видите?»
Саксония и впрямь никак не готовилась к войне. Она ее провоцировала,
но готовиться не готовилась. Тем не менее, увлеченная
всеобщим негодованием, на ее беду укреплявшим саксонское ложное
и сентиментальное чувство собственной невинности и правоты, она
избрала роль мученика.

...Поднявшееся против Фридриха возмущение не знало пределов.
Оно и впрямь было столь глубоким и всеобщим, что сердце менее
твердое и яростное, чем сердце короля, устрашилось бы его - да,
впрочем, может быть, даже это сердце порою трепетало. Во Франции,
стране, с которой он был связан прочными духовными узами, его сочли
просто дикарем - его называли там не иначе как «варваром» и
«чудовищем Севера». Теперь он мог искать следы сочувствия и понимания
хоть по всей земле - и не нашел бы ни одного. Не было в мире
места, где его не называли бы тогда врагом человечества, хищным
зверем, обезвредить которого - требование морали и общественного
спокойствия. Он должен быть повержен и навсегда лишен сил. Следовало
не только отнять у него Силезию - нет, Пруссию необходимо
было вернуть в границы, какие существовали до Тридцатилетней войны,
а ее короля снова сделать захудалым маркизом30, отныне безвредным
для всех. Поистине пробил час, когда цивилизованные государства
должны были вытравить прусский дух, дабы очистить планету от
этой поганки. И даже тому, кто судил хладнокровно, приходилось,
пожимая плечами, говорить, что Пруссии явно не остается ничего
другого, кроме как погибнуть от ненависти и презрения всего мира.

...Именно поэтому ему позарез нужно было победить.
Он был не прав, насколько право - прерогатива общего договора, вердикт
большинства, глас «человечества». Его правом было право восходящей
силы, право проблематичное, еще не законное, еще не закаленное
право, которое требовалось сперва завоевать, создать. Коли он
проиграет, то будет жалким авантюристом, «un fou», как выразился
Людовик Французский. Лишь если благодаря успеху выяснится, что
он был избранником судьбы, лишь тогда он окажется прав, и прав навсегда.
Ведь любое деяние, заслуживающее этого имени, есть некое
испытание судьбы, попытка создать право, пустить дело в русло реальности
и держать в руках враждебный рок. А ненависть к деятелю,
если подходить к ней психологически, - не более чем попытка повлиять
на суждение о нем истории, попытка наивная и иррациональная,
ведь такое суждение вынесено заранее, но эта же ненависть - все-таки
еще и моральное; давление, способное внушить страх и самому отважному.
Короля Фридриха прозвали «Великим» не только потому, что
он со столь необычайной отвагой атаковал враждебный рок, но главным
образом потому, что он сумел в одиночестве, с почти нечеловеческой
выдержкой противостоять столь мощному встречному напору
ненависти. Но вот эти его слова обнажают всю душевную горечь, весь
правовой пессимизм испытателя судьбы: «Несчастные мы смертные!
Мир судит наши деяния не по намерениям, а по успеху. Так что же
нам остается делать? Только добиваться успеха».

"Красота по-американски"

Напомнили: В фильме cценарист решил показать нам этакого «типичного гомофоба» – полковника Фиттса. Он третирует свою жену, избивает сына и ненавидит гомиков конечно же только по причине того, что он сам латентный гомосексуалист и фашист. Фиттс полагает, что Лестер гей, и пытается соблазнить его. Когда же Лестер отвергает любовь полковника, тот не находит ничего лучшего, как пристрелить мерзавца.
Сценарист (вы не знали?) - гей.
Фильм 1999 года, с той поры не пересматривал. Хорошо помню, что на это изображение гомофоба, я вовсе не обратил внимание, настолько эта тема 14 лет назад "не звучала". А сегодня... "Да, затрахали вы с этой гей-пропагандой и разоблачением гомофобии!!!" Совсем бы по иному все воспринял, и, возможно, плевался.
К вопросу о том, как времена меняются.

Стива Облонский как архетип массового демократа-либерала.

Венедиктов, Муратов, - это ваш «клиент»! -

"Степан Аркадьевич получал и читал либеральную газету... Степан Аркадьевич не избирал ни направления, ни взглядов, а эти направления и взгляды сами приходили к нему точно так же, как он не выбирал формы шляпы или сюртука и брал те, которые носят. А иметь взгляды ему, жившему в известном обществе, при потребности некоторой деятельности мысли, развивающейся обыкновенно в лета зрелости, было так же необходимо, как иметь шляпу.

Если и была причина, почему он почему он предпочитал либеральное направление консервативному, … это произошло не от того, чтоб он находил либеральное направление более разумным, но потому, что оно подходило ближе к его образу жизни.

Либеральная партия говорила, что в России все дурно, и действительно, у Степана Аркадьевича долгов было много, а денег решительно недоставало. Либеральная партия говорила, что брак есть отжившее учреждение и что необходимо перестроить его, и действительно, семейная жизнь доставила мало удовольствия Степану Аркадьевичу и принуждала его лгать и притворяться, что было так противно его натуре.

Либеральная партия говорила, или лучше подразумевала, что религия есть только узда для варварской части населения, и действительно, Степан Аркадьевич не мог вынести без боли в ногах даже короткого молебна и не мог понять, к чему все эти страшные и высокопарные слова о том свете, когда и на этом жить было весело.

Вместе с этим Степану Аркадьевичу, любившему веселую шутку, было приятно иногда озадачить смирного человека тем, что если гордиться породой, то не следует останавливаться на Рюрике и отрекаться от первого родоначальника — обезьяны".
Л.Н.Толстой "Анна Каренина".

"Олимпиус Инферно"

Вот, типичное, офисно-хомячковое:
...глубина падения, достигнутая нашим синематографом благодаря легендарным фильмам Эйрамджана, вряд ли будет когда-либо превзойдена. Признаюсь: я горько ошибался. Новый ориентир - "Олимпиус Инферно". После двух часов мучительной борьбы со здравым смыслом и хорошим вкусом в виде просмотра этой бездарной подлейшей агитки появилось навязчивое желание не только вымыть руки с мылом, но и выкинуть к чертям собачьим невинный, в принципе, телевизор :)

Необходим курс психологической реабилитации: сначала "Касабланка", а потом "Гильда" и "Форт Апачи". :).


Как это глупо, глупо, глупо!
Вот этого изображенье внезапное, не по делу -

«Я - римский мир периода упадка,
Когда, встречая варваров рои,
Акростихи слагают в забытьи
Уже, как вечер, сдавшего порядка.

Душе со скуки нестерпимо гадко.
А говорят, на рубежах бои...»

«Касабланку» им!