Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Перед коллективизацией

Из-за нехватки у города промышленных товаров для обмена и обесценивания денег - «забастовка» обладателей товарного хлеба, возможно желание кулаков политически «прощупать» власть. В стране, даже в армии начинаются перебои с хлебом, в городах возникают "хвосты", особых запасов нет, золота для покупки за границей тоже. Ситуация грозит обернуться новым обезлюденьем городов (Петроград в революцию лишился 75% населения) на этот раз окончательным, с неисчислимыми цивилизационными и этническими последствиями, прежде всего для русских. Finis Russiae.
И все из-за того, что нет гвоздей для обмена на хлеб. В самом деле погибать из-за этого? Правда-правда? Под угрозой такого кошмара, не то что "кровавый Сталин", даже Горбачев проучил бы деревню. И хорошо проучил.

Казус

Читаю "Солнце мертвых" Шмелева, про Крым 1920 года с голодом и красным террором, и неожиданно не чувствую неприязни к большевикам, хотя описаны они как звероподобно-инфернальные существа.
Объяснение простое: так совпало, что читаю сразу после воспоминаний Бабушкина о быте рабочих перед революцией и "Записки врача" Булгакова о состоянии русской деревни. Поверьте, у шариковых и швондеров (как принято в современной России подразумевать красных) проблема была не с кружевными труселями в Венской опере а о том, что господствующий класс их реально и систематически уничтожал физически и нравственно:

"...Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки - тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.

Вечером, когда садилось солнце, и на стеклах домов устало блестели его красные лучи, - фабрика выкидывала людей из своих каменных недр, словно отработанный шлак, и они снова шли по улицам, закопченные, с черными лицами, распространяя в воздухе липкий запах машинного масла, блестя голодными зубами. Теперь в их голосах звучало оживление, и даже радость, - на сегодня кончилась каторга труда, дома ждал ужин и отдых.

День проглочен фабрикой, машины высосали из мускулов людей столько силы, сколько им было нужно. День бесследно вычеркнут из жизни, человек сделал еще шаг к своей могиле, но он видел близко перед собой наслаждение отдыха, радости дымного кабака и - был доволен.

По праздникам спали часов до десяти, потом люди солидные и женатые одевались в свое лучшее платье и шли слушать обедню, попутно ругая молодежь за ее равнодушие к церкви. Из церкви возвращались домой, ели пироги и снова ложились спать - до вечера.

Усталость, накопленная годами, лишала людей аппетита, и для того, чтобы есть, много пили, раздражая желудок острыми ожогами водки. Вечером лениво гуляли по улицам, и тот, кто имел галоши, надевал их, если даже было сухо, а имея дождевой зонтик, носил его с собой, хотя бы светило солнце" (Горький "Мать").
----
Не знаю, может быть со временем это пройдет и я как все снова начну сопереживать белым и смеяться над швондерами.

Нашли время и место



Все таки, как не крути - историческая личность, треть века прошло, и не полощут народу мозги а келейно славят.
Вот только на фоне карабахской резни, что при нем началась... Неудачное совпадение.
Хотя нет, как раз символично: все в аду, а Горбачев в шоколаде.

"ЛСД - внутренний беспредел" 1987 Великобритания


Интервью с Хофманом, Лири, Кизи, документальные съемки как в 60-е году некий журналист, депутат британского парламента на камеру принял кислоту. Примерно через час он начал рассуждать в духе Упанишад: "Времени нет, меня нет, абсолютного нет, я - в вечности, лишь иногда присутствую здесь". Через тридцать лет убежден, что все это было и есть реальность. Утверждают (в духе книги "Штурмуя небеса") что причиной конца эры ЛСД стали участившиеся "плохие приходы" (кошмарные видения). Кизи: кислоту через ЦРУ послал бог американскому народу в плохие времена. Критики: просветление не достигается таким простым путем.
И еще: "Посредством ЛСД, к концу шестидесятых, в мир пришло ПЛОХОЕ, от кислотных альбомов до компьютерных излишеств. Вы рады тому, что ЛСД дало человечеству?"

Алюминиевые дворцы русского мира

Читаю статью Сталина 1925 года о марксистском подходе к национальному вопросу. Все кристально ясно:
Автономизация "малой" нации в составе "большой" есть тот же империализм и колониализм вид сбоку. Без возможности реального выхода из состава большой нации вся свобода малой нации есть профанация и демагогия от которой все устали. Нет - никаких автономий, только союзные республики с правом выхода и всяческими "украинизациями".
НО:
Все это национальное возрождения и подъемы должны работать на благо социализма, при малейшем скатывании в национализм будет происходить беспощадное дубасенье по головам.
ИТАК:
Из центра, от русских - всяческое стимулирование местной национальности, помощь ей, не обращая внимания на проблемы местных русских. От республик, нацкадров - широта взгляда, выход за границы своих интересов, единение со всеми народами СССР.

Вот так планировали кремлевские мечтатели - кто скажет, что это не возвышенно и не грандиозно? "Семья братских народов". Азербайджанец в Карабахе печется об армянах, а те учат своих детей любить солнечный Баку. Так все было задумано, так делали 70 лет - но с крушением социализма исчезла несущая конструкция и все закономерно развалилось. Реально, не московская дубинка исчезла над головами народов Евразии - а московская идея братства.

"Легче и занятнее"

Прочитал про домашние обстоятельства самосожженой. Я и раньше такое подозревал и периодически это вылазит (помните обстоятельства белоленточника расчленившего жену когда это еще не было мейнстримом?). "Борьба с режимом" для многих - аналог первых наркодоз - выгода в том, что жизнь упрощается и пять-десять проблем от которых голова идет кругом превращается в одну простую: "Путин уходи" или "где достать наркоту".
"...все сознания высыпали на площадь, хромые, слепые, безрукие: ни одно не осталось дома. Полвека толкутся они на площади, голося и перебраниваясь. Дома – грязь, нищета, беспорядок, но хозяину не до этого. Он на людях, он спасает народ, – да оно и легче и занятнее, нежели черная работа дома" (Гершензон).

Слова и суть событий

Алиев:
"Я много слышал о том, что у конфликта нет военного решения. Во-первых, я с этим не согласен. Во-вторых, если нет военного пути, то тогда дайте нам невоенный путь, дипломатический путь. Выполните резолюции Совбеза ООН ... Какое дипломатическое решение было за эти 28 лет? Посредники или другие международные организации представили нам политический путь урегулирования? Нет. Они заморозили этот конфликт. Однако, он не заморожен. Сколько мы должны терпеть? Еще 30 лет? ... Если международное сообщество не может обеспечить исполнение международных резолюций, Азербайджан сам это сделает, что сейчас и происходит".

Шмитт "Понятие политического"
"Война, готовность борющихся людей к смерти, физическое убиение других людей, стоящих на стороне врага, — у всего этого нет никакого нормативного смысла, но только смысл экзистенциальный, и он заключен именно в реальности ситуации действительной борьбы против действительного врага, а не в каких-то идеалах, программах или нормативностях. Нет никакой рациональной цели, никакой сколь бы то ни было правильной нормы, никакой сколь бы то ни было образцовой программы, никакого сколь бы то ни было прекрасного социального идеала, никакой легитимности или легальности, которые бы могли оправдать, что люди за них убивают один другого. Если такое физическое уничтожение человеческой жизни совершается не из бытийственного утверждения собственной формы экзистенции в противоположность столь же бытийственному отрицанию этой формы, то именно его и нельзя оправдать. Также и этическими и юридическими нормами нельзя обосновать никакой войны. Если действительно имеются враги в бытийственном значении, которое здесь предполагается, то имеет смысл — но смысл только политический — в случае необходимости физически отражать их и биться с ними.

Пока народ существует в сфере политического, он должен — хотя бы и только в крайнем случае, но о том, имеет ли место крайний случай, самостоятельно решает он сам, — определять различение друга и врага. В этом состоит существо его политической экзистенции. Если у него больше нет способности или воли к этому различению, он прекращает политически существовать. Если он позволяет, чтобы кто-то чужой предписывал ему, кто есть его враг и против кого ему можно бороться, а против кого — нет, он больше уже не является политически свободным народом и подчинен иной политической системе или же включен в нее. Смысл войны состоит не в том, что она ведется за идеалы или правовые нормы, но в том, что она ведется против действительного врага. Все замутнения этой категории «друг/враг» объясняются смешением ее с какими-либо абстракциями или нормами".

Информация к размышлению

Николай Трубецкой:
"В Закавказье имеются: армяне, которые всегда были и будут придерживаться русской ориентации, каково бы ни было русское правительство. Серьезного армянского сепаратизма быть не может. С армянами всегда легко сговориться. Но ставка на армян была бы ошибкой. Сильные экономически, сосредоточивая в своих руках руководство всей экономической жизнью Закавказья, они в то же время обладают всеобщей антипатией, доходящей до ненависти у своих соседей. Солидаризировать себя с ними значило бы навлечь на себя эту антипатию и ненависть. Пример политики предреволюционного периода, приведший в конце концов к тому, что русские остались с одними армянами и восстановили против себя все прочие национальности Закавказья, должен послужить уроком. К тому же армянский вопрос есть до известной степени вопрос международный. Отношение русского правительства к армянам на Кавказе должно быть скоординировано с отношениями между Россией и Турцией".

(no subject)

"Зарисовка об украинских журналистах-эмигрантах...
Я хорошо помню, как в 2014 году они все ворвались в Москву, как немцы в 1941 - даже форму нагладили и ордена начистили. Ждали встречу с цветами и шампанским.
И тут возникла первая обидная фрустрация. Уровень московских журналистов на порядок превосходил уровень всё знающих и всё умеющих киевлян.

Дело в том, что слово журналист оно-то одно - и в Киеве, и в Москве. А значение абсолютно разное.
Киевские "журналисты" изначально были медиакиллерами. Не более. Получали ориентировку и направление от хозяина - и в бой. Рвали противника в клочья - как вышколенные ротвейлеры. За это украинские олигархи не скупились. И держали при себе пул таких "звёзд". Как скаковых лошадей или футбольный клуб.

И потому киевские журналисты, как тот же Саша Чаленко, обретались в изданиях олигархов, помогая одним олигархам воевать с другими олигархами. Кстати, этим и объясняется нелюбовь журналистов-эмигрантов к Анатолию Шарию. Тот тоже начинал медиакиллером, только информацию ему поставляли не олигархи, а украинские службы. Кто помнит едкие, точные, пронзительно честные, на самой грани расследования Шария, тот понимает, что обычный журналист без ориентировок и доступа к конфиденциальной информации не смог бы такое не то, что подготовить, но и выдумать.

Настоящему киевскому журналисту нужен всегда хозяин и покровитель, даже если фактически не нужен. Это генетическое. Пример: Чаленко и Пушилин.
И мало того, что добавляет по отношению к Шарию у эмигрантов чистой украинской завистливой ненависти, так это то, что Шарий вышел за пределы киевского медиакиллерства, осуществил голубую мечту украинца уехать в Европу, стал успешным видеоблогером, лидером мнений, а сейчас постепенно становится политической фигурой. То есть полностью вышел из их мелкого пространства координат на тот уровень, где уже играют по-настоящему крупные фигуры.

Отдельно замечу, только Ростислав Ищенко стал работать именно в российских федеральных изданиях (МИА "Россия сегодня"), благодаря опыту, как политическому, так и жизненному. Ну, и таланту, естественно.
У всех остальных киевских "гениев" высота прыжка составила максимум уровня изданий, которые открыли беглые украинские олигархи и их сподвижники. Украина.ру и прочая и прочая. То есть фактически они украинскими журналистами и остались.
Оказалось, уровень Киева - это уровень провинциалки, которая вышла летом из здания Курского вокзала в короткой шубке, в ботфортах и на шпильках и растерянно озирается, почему московские олигархи не бегут к ней и не падают у её ног.
Collapse )

Старый знакомый

События в Карабахе как повод вспомнить и объяснить кое-что из нашей недавней истории. Когда в феврале 1988 года началась эпическая перестроечная резня на окраинах, для советского человека, для меня, для всех вокруг это было не то что сейчас, не "нечто за горами" - а, внимание: как будто бы дядя Петя по соседству отрубил топором ручки и ножки ребенку, как будто бы дядя Сережа из соседнего подъезда сжег живьем тетю Люсю из соседней квартиры, а она накануне бегала и кричала: "Убей их! Убей его! Убей ее!" Тогда для нас эти жители гор и оазисов были неотличимы от нас и в этом то и был стократный "чикатилловский" ужас для тогдашнего советского человека. Мало того, - над всем этим Содомом раздавался басок Горбачева: "Нужно чтобы старейшины (!) и аксакалы (!!) двух народов встретились и договорились о мире" - и все происходящее окончательно превращалось для строителей коммунизма в картинку из первобытных времен с пещерными медведями и схваткой двух человекоподобных орд. "Старейшины"!


И после года-двух попыток разобраться, найти виновных помимо "сталинизма" на фоне этой и без того ужасной картинки проступили кровавые буквы: "НАЦИОНАЛИЗМ" - только он был причиной происходящего, ибо у всех "резчиков" были неотличимые святые права и несмываемые обиды, не было ни правых, ни виноватых, один национализм был виновником всего. И с тех пор лично я, и, мне кажется, мое поколение относятся с ненавистью к национализму, не важно, русскому, армянскому, турецкому, и, когда в декабре 13-го в Киеве запрыгала "хвостатая мерзость" ((с) Булгаков), именно это предопределило наше отвращение к свидомой революции и стремление оградить от нее побольше народу.