Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Только вера

Что бы поразило меня, попади я из 1970 года в сегодня? Не Интернет и айфоны ("личная мини-теле-станция, все понятно, очень удобно"), не изобилие и иномарки ("коммунизм построили, могло ли быть иначе?") - а люди. Их бы принял за захватчиков-пришельцев или психических больных.

Пелевин "Empire V":
"...Зато я сразу понял, что означало известное тютчевское четверостишие «Умом Россию не понять, аршином общим не измерить, у ней особенная стать, в Россию можно только верить». Как оказалось, поэт имел в виду почти то же самое, что создатели моей любимой кинотрилогии «Aliens».

В фильме эффективная форма жизни зарождалась внутри чужого организма и через некоторое время заявляла о себе оригинальным и неожиданным способом. В российской истории происходило то же самое, только этот процесс был не однократным, а циклично-рутинным, и каждый следующий монстр вызревал в животе у предыдущего. Современники это ощущали, но не всегда ясно понимали, что отражалось в сентенциях вроде: «сквозь рассыпающуюся имперскую рутину проступали огненные контуры нового мира», «с семидесятых годов двадцатого века Россия была беременна перестройкой», и тому подобное.

«Особенная стать» заключалась в непредсказуемой анатомии новорожденного. Если Европа была компанией одних и тех же персонажей, пытающихся приспособить свои дряхлеющие телеса к новым требованиям момента, Россия была вечно молодой – но эта молодость доставалась ценой полного отказа от идентичности, потому что каждый новый монстр разрывал прежнего в клочья при своем рождении (и, в полном соответствии с законами физики, сначала был меньшего размера – но быстро набирал вес). Это был альтернативный механизм эволюции – разрывно-скачкообразный, что было ясно вдумчивому наблюдателю еще в девятнадцатом веке. Никаких обнадеживающих знаков для нацеленного на личное выживание картезианского разума в этом, конечно, не было – поэтому поэт и говорил, что в Россию можно «только верить».

В результате этого прозрения я лишний раз понял, какое мужество и воля требуются, чтобы быть вампиром в нашей стране. А практическим следствием был дополнительный градус презрения к халдейской элите – этим вороватым трупоедам, пожирающим остатки последней разорванной туши и думающим из-за этого, что они что-то здесь «контролируют» и «разруливают».

Монолог лягушки в кастрюле

За последний месяц меня забанили в Фейсбуке три раза. Я никогда там не рвался на рожон и меня обычно санкционировали лишь за слово-паразит "хохлы", которое я со временем стал заменять другими или корректировать его зве***чками. Но вот, Фонд "Открытый Мозг" ((с) Пелевин) пошел дальше. Меня забанили:
- за слово "пиндосский" в значении "американский",
- за слово "пидарасы" в отрывке из романа Проханова,
- за "украинских карателей" в отзыве на фильм "Солнцепек".

Это в корне меняет ситуацию, дело вовсе не в неделе/месяце недопуска в Фейсбук или в выдавливании меня винницкими модераторами в "Телеграмм" а в непроизвольно возникающей в моей голове самоцензуре, которая по сути своей аналогична западному камланию Повесточке (над чем мы так полюбили смеяться). Находясь в бане, я начал писал в ЖЖ без оглядки на Фейсбук и вдруг почувствовал радость неподцензурного творчества как какой нибудь Синявский с Даниэлем - вот в чем проблема нашего "взаимодействия" с сетевыми компрачикосами, дело не в наглости винницких мозгоделов а в нашем медленном подлаживании под них.

Бивор

"Однажды Георгий читал книгу "Арденнская операция 1944" британского историка Энтони Бивора (того, что обогатил наше познание мемом о двух миллионах немок, изнасилованных Красной Армией в Берлине), и прямо-таки восхищался этим охуительно талантливым человеком. Случаи героизма красноармейцев в Сталинграде или при штурме столицы рейха, Бивор часто подвергает сомнению как сталинскую пропаганду. А тут у него чудесный случай, как взвод лейтенанта армии США Бака оборонял высоту, убил и ранил 400 немцев, и потерял ОДНОГО солдата. Откуда такие данные? А сам Бак заявил. Оказывается, его со взводом почти в полном составе взяли в плен, а в мае 45-го освободили. И он рассказал, посчитав трупы в уме. Джентльменам у нас принято верить на слово, сами небось уже знаете.

Бивор расписывает, какой Бак славный американец. Девочка лет 13-ти показала вермахту их убежище, а он не стал по ней стрелять. Конечно, другой человек посчитает, что мистер Бак наплёл с три короба, попав в плен, что уложил половину немецкого батальона - но мы, как и Бивор, ему поверим. Правда, в книге приводится еще несколько случаев: дескать, лихая американская рота положила 150 немцев вообще без потерь, и тут даже бедный Бивор начинает сомневаться - наверное, в донесениях потери вермахта преувеличивали в 10 раз, дело такое. Но в целом, американская армия, необученная и плохо вооружённая, из вчерашних школьников, проявляла невиданный героизм. Сия инфа повторяется по книге раз пятьдесят, чтоб не забыли.

Это в "Падении Берлина" красноармейцы изображены как бородатые грабители, снимающие с немцев часы, в лохмотьях и со старыми винтовками на верёвках. В "Сталинграде" Бивор трогательно пишет о моменте, как безногий немецкий солдат остаётся ждать на морозе, пока его не пристрелят красные, ибо армия Паулюса отступает: ибо ясно, в плен-то его большевики не возьмут. Зато в "Арденнской операции" Бивор оправдывает массовые расстрелы американцами немецких пленных - ведь нацисты убили сдавшихся солдат США при Мальмеди. Красную Армию у него ничего не оправдывает, а тут - пожалуйста. И в роли грабителей, забирающих часы и кольца, уже немцы. Американцы выведены как ангелы божии без страха и упрёка.

Collapse )

Из нового Пелевина

АМЕРИКА
" ...а Америка, сменив несколько названий, ушла за информационный фаервол, чтобы никто больше не смеялся над ее самобытной культурой".
УКРАИНА
"Вопрос в настоящий момент дебатируется в европейском трибунале по правам мозга в Житомире. Услышав слово «Житомир», Иван почувствовал сладкую тоску по Европе и недостижимым высотам духа".
РОССИЯ
Collapse )

"Радио тысячи холмов". Начало

Константин Крылов 2001 год "Новая Жюстина" Рецензия на книгу: Оксана Забужко "Полевые исследования украинского секса".
https://litresp.ru/chitat/ru/%D0%9A/krilov-konstantin/net-vremeni/16

Прочитайте забавную статью К.Крылова о книге 1996 года. Забываем мы ту истину, что виновники ужасов не нацики а "туземная интеллигенция", тридцать лет назад это понимали, а теперь забыли.

"По Достоевскому"

Пересмотрел сериал "Идиотъ" на фоне телехроник августа 91-го, которые вчера весь день крутили по "Россия-24" и получилась такая синергия:
Мы не вправе упрощать людей давая им клички типа "рагуль" или "свидомый", это есть предательство русской культуры, опускание с уровня Достоевского до уровня Тараса Шевченко, каждый человек, как бы мы к нему не относились - вселенная и требует уважения.
С другой стороны - насколько интереснее, значительнее, "космичнее" была вселенная советских людей трагически проходящих через Перестройку и Девяностые в сравнении с пораженными национализмом, русофобией и европейничаньем.
И вывод: какие бы трызубы из варенников не лепили на Украине - "по Достоевскому" над этим нельзя смеяться, интересоваться же этим не следует чисто из расчета-выбора достойного объекта.

Когда б вы знали из какого сора...

Тойнби в книге воспоминаний "Мои встречи" приводит такую последовательность событий, приведшую к образованию Израиля на палестинских территориях:
В 1915 году во время великого отступления нашей армии "русские стали творить неслыханные зверства над евреями" (даже не хочу знать что имеется в виду, полагаю тогдашнее выселение в тыл вслед за армией всего гражданского населения, среди которого были, конечно, и евреи). Немецкий генеральный штаб стал организовывать шумиху по этому поводу, в США поднялась волна невиданного негодования и Англия, чтобы сбить его стала срочно искать пример сопоставимых по своим ужасам зверств со стороны центральных держав. И нашла - резню армян в Турции, о которой тут же выпустила "Синюю книгу".
Но, пишет Тойнби, - "не помогло". Турецкая резня армян в 1915 году не смогла перекрыть "неслыханные русские зверства над евреями в 1915 году", американская пресса продолжала твердить только о них, - и именно поэтому Британия решила ублажить ее заигрыванием с сионизмом (популярным в основном в США) приведшим в итоге к Декларации Бальфура.
Это не я сочинил, это Тойнби пишет, историк и современник.

Самый страшный мультфильм моего детства


"Или другой мультфильм - «Пингвины» (1968), режиссер Полковников, снимавший ещё в 1948 году «Серую шейку».
Там рассказывается история доброго пингвина, которому подменили яйцо на камень, и он его добросовестно высиживал, а потом погиб, спасая бездушный камень.
Автором сценария был Анатолий Митяев, человек, воевавший на «Катюшах», многолетний сотрудник «Пионерской правды», а потом, тоже многолетний редактор «Мурзилки». Советским мальчикам он был известен по «Книге будущих командиров» - я и сам зачитал её до дыр. Когорты и манипулы, грамматика боя, язык батарей.
Он умер лет семь назад.
Но вот что в голове у человека было, когда он сочинял жестокую сказку для детей, в которой пингвин возлюбил камень и потом утонул, пытаясь удержать его над водой – непонятно.
Это сильнее даже кровожадных сказок Андерсена (который был известный мизантроп и сумасшедший)".
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=10208756228534158&id=1565740974
------
И абсолютно не имел никакого "воспитательного" смысла - если он и был, то все перекрывал ужас от смерти наивного пингвина.

Деревенская проза

Деревенская проза, Распутин, Белов - максимально близкое из всего написанного по русски в ХХ веке приближение к русской классической литературе, но... Все равно им далеко, как Мережковскому до святых отцов. Потрясающая сцена убийства теленка на глазах у матери-коровы в "Живи и помни" Распутина:
"...Перед тем как уходить, Гуськов в последний раз оглянулся на корову. Пригнув голову, она смотрела на него с прежней пристальной неподвижностью, и в ее глазах он увидел угрозу какую-то постороннюю, не коровью, ту, что могла свершиться" (и свершилось в финале - на его глазах погибла жена с долгожданным, оправдывающим все, неродившимся ребенком).

Но что все это в сравнении с любым почти штрихом наших классиков?
Гоголь "Старосветские помещики":
«Боже! — думал я, глядя на него, — пять лет всеистребляющего времени — старик уже бесчувственный, старик, которого жизнь, казалось, ни разу не возмущало ни одно сильное ощущение души, которого вся жизнь, казалось, состояла только из сидения на высоком стуле, из ядения сушеных рыбок и груш, из добродушных рассказов, — и такая долгая, такая жаркая печаль! Что же сильнее над нами: страсть или привычка? Или все сильные порывы, весь вихорь наших желаний и кипящих страстей — есть только следствие нашего яркого возраста и только по тому одному кажутся глубоки и сокрушительны?» Что бы ни было, но в это время мне казались детскими все наши страсти против этой долгой, медленной, почти бесчувственной привычки. Несколько раз силился он выговорить имя покойницы, но на половине слова спокойное и обыкновенное лицо его судорожно исковеркивалось, и плач дитяти поражал меня в самое сердце".

Слуцкий

"Надо думать, а не улыбаться.
Надо книжки трудные читать.
Надо проверять - и ушибаться,
Мнения не слишком почитать.
Мелкие пожизненные хлопоты
По добыче славы и деньжат
К жизненному опыту
Не принадлежат".