Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Перед коллективизацией

Из-за нехватки у города промышленных товаров для обмена и обесценивания денег - «забастовка» обладателей товарного хлеба, возможно желание кулаков политически «прощупать» власть. В стране, даже в армии начинаются перебои с хлебом, в городах возникают "хвосты", особых запасов нет, золота для покупки за границей тоже. Ситуация грозит обернуться новым обезлюденьем городов (Петроград в революцию лишился 75% населения) на этот раз окончательным, с неисчислимыми цивилизационными и этническими последствиями, прежде всего для русских. Finis Russiae.
И все из-за того, что нет гвоздей для обмена на хлеб. В самом деле погибать из-за этого? Правда-правда? Под угрозой такого кошмара, не то что "кровавый Сталин", даже Горбачев проучил бы деревню. И хорошо проучил.

Почему?

Лев Данилкин "Ленин: Пантократор солнечных пылинок"
"...Подобранные Лениным образы и цифры позволяют нынешнему читателю отчетливо представить картину положения пролетариата в России 1890-х: откуда он взялся, что собой представляет – и в каком чудовищном положении находится. И вот, собственно, именно ради этого и следует читать сейчас «Развитие капитализма»: чтобы уяснить, с какой стати и ради кого он, Ульянов, вообще стал всем этим заниматься, почему решил потратить свою жизнь на погоню за фантомом – при том, что происхождение и талант открывали перед ним двери, очевидно, более перспективные.

Почему? А потому что обнаружил кое-что такое, чего никто до него не замечал. Россия наполнилась фабриками, где вчерашние крестьяне работают в диких условиях – голые, при тридцатиградусной жаре, «в воздухе носится тонкая и нетонкая пыль, шерсть и всякая дрянь из нее». Потому что отношения между классами изменились, и все «человеческое» теперь выведено за рамки рабочих отношений в принципе: «опытные наниматели хорошо знают», что рабочие «поддаются» только тогда, когда съедят весь свой хлеб. «Один хозяин рассказывал, что, приехавши на базар нанимать рабочих… он стал ходить между их рядами и палкой ощупывать их котомки: у которого хлеб есть, то с теми рабочими и не разговаривает, а уходит с базара» и ждет, пока «не окажутся на базаре пустые котомки».

Потому что капитализм сгоняет беднейших крестьян с земли – и они пешком, не имея средств на покупку железнодорожных билетов, «бредут за сотни и тысячи верст вдоль полотна железных дорог и берегов судоходных рек, любуясь красивыми картинами быстро летящих поездов и плавно плывущих пароходов… Путешествие продолжается дней 10–12, и ноги пешеходов от таких громадных переходов (иногда босиком по холодной весенней грязи) пухнут, покрываются мозолями и ссадинами. Около 1/10 рабочих едет на дубах (большие, сколоченные из досок лодки, вмещающие 50–80 человек и набиваемые обыкновенно вплотную)… Не проходит и года без того, чтобы один, два, а то и больше переполненных дуба не пошли ко дну с их пассажирами».

Из XXI века все это кажется беллетристикой, однако надо сказать, картины такого рода, увиденные вживую, производят очень сильное впечатление: автор этих строк наблюдал в йеменской пустыне группы полуголых голодных нищих из Сомали, которые нелегально, с риском для жизни, переплывают через Баб-эль-Мандебский пролив и по сорокаградусной жаре, умирая от голода, бредут в богатую Саудовскую Аравию в надежде получить там работу; кто они, как не миражные двойники тех русских крестьян? Все продолжается, капитализм никуда не делся; сейчас в химически чистом виде его редко можно встретить в России, но в 1890-х он попадался на каждом шагу".

Нашли время и место



Все таки, как не крути - историческая личность, треть века прошло, и не полощут народу мозги а келейно славят.
Вот только на фоне карабахской резни, что при нем началась... Неудачное совпадение.
Хотя нет, как раз символично: все в аду, а Горбачев в шоколаде.

Пример интеллектуальной деформации

Прочитал 800-страничный труд Костомарова "Смутное время Московского государства". В этой книге особенно заметно именно "украинское", провинциальное а не научное или авторское искажение Костомаровым смысла основополагающих событий русской истории.
У Соловьева, Ключевского, Скрынникова суть Смутного времени - схватка Москвы с "казачеством", вольными людьми своих окраин, у Костомарова же - проявление "нравственной несостоятельности" Москвы. Если великорусские историки писали о "казаках" Смуты с ужасом и отвращением то для Костомаров это "удальцы" и "молодцы" и он утверждает, например, что именно одни казаки победили Ходкевича в решающем бою (а вот как у Скрынникова: "22 августа 1612 г. Ходкевич всеми силами атаковал позиции Пожарского на Арбате. Ополченцам удалось отразить неприятеля. В бою приняли участие несколько казачьих сотен, вступивших без приказа Трубецкого") и, вдобавок, Костомаров очень скупо пишет о запорожцах, поураганивших в Смуту вместе с поляками и отдельно.

Вот характерный пример противопоставления Костомаровым орочьей России ее вольным и веселым окраинам с "молодцами":
Collapse )

А давайте сравним

Если вынести за скобки естественное и поэтому неустранимое злорадство публики по отношению к баловню судьбы попавшему в несчастье, то ни у кого нет злобы к безобидному прикольному актеру. Проявилось другое: недоверие к правосудию, ненависть к безнаказанности, т.е. Ефремов в этом деле - абстракция, взыграли "старые дрожжи".
И что же мы видим? Адвокат Ефремова не сидит на лавочке хихикая в кулак в ожидании келейного "решения" как адвокаты Серебренникова - а бьется открыто аки Перри Мейсон, и в этом деле пока нет "дрожжей". И поэтому мне жалкий Ефремов и невозможный Пашаев на таком суде милее чем "великолепно-гениальный" Серебренников и его снобистская защита на недавнем судебном фарсе.

Ефремов "Час Быка"

Реальность планеты Торманс, куда из коммунизма прилетают герои есть не сталинизм или маоизм, не американская олигархия или полпотовщина а родная советская "обстановочка". Вот жизнь аборигенов планеты, находящейся в безмерном количестве световых лет от Земли:

"...Построенные из дешевых звукопроводящих материалов, стены и потолки гудели от топотания живших наверху людей. Слышалась резкая, негармоничная музыка. Чеди старалась определить, откуда несется этот нестройный шум, чтобы понять, зачем так шумят люди, понимающие, что при плохом устройстве своих домов они мешают соседям. Весь дом резонировал, непрерывно резали слух стуки, скрипы, свист, вибрация водопроводных труб в тонких стенах.
Чеди поняла, что дома построены кое-как и не рассчитаны на такое неимоверное число жильцов. И улица планировалась без учета резонанса и становилась усилителем шума. Все попытки расслабиться и перейти к внутреннему созерцанию не удавались. Только Чеди отключала себя от нестройного хора звуков, как внезапно раздавались гулкие и резкие удары. Оказывалось, что хлопали двери в домах или экипажах. У общественно не воспитанных тормансиан считалось даже шиком покрепче хлопнуть дверями.

Collapse )

(no subject)

Не думал, что будет так тяжело, пью успокоительные целый вечер. Что называется - "на старые дрожжи", вот так же все происходило в трижды проклятые девяностые: нереальная наглость либералов, их ложь и всегда безнаказанность, только сегодня в десять раз гаже и страшнее: на фоне сталинских мундиров и гимна Александрова. Ларец закрыли а ключ выбросили в море.
Об одном жалею - что угораздило до приговора сходить проголосовать, нет - пусть теперь за них Серебренников голосует с Чуплан Хаматовой душкой, я выхожу из игры.
Перерыв.

SuperDebil


"Президент Superjob Алексей Захаров обратился к своим коллегам и представителям других компаний с просьбой не присоединяться к призыву президента РФ Владимира Путина сделать следующею неделю нерабочей
"Мы понимаем, что все, кто может, будут на следующей неделе работать вне зависимости от того, что там напридумывали ребята, у которых колбаса растет в холодильнике. И Superjob будет работать вместе с вами!" - заявил он".

В зоне спокойствия

Александр Зубченко
"В одном из последних «звернень» Зеленский посоветовал всем, кто сидит дома, совершить виртуальный тур по музеям Львовской области. Все походили и ознакомились с бытом гражданина Бандеры, а также «воякив» ОУН-УПА. Оказывается, у галичан накоплен гигантский опыт сидения в изоляции в схронах. Они там годами пребывали на карантине, причем без вай-фая. ...Объявленный общенациональный карантин свелся к массовым закупкам туалетной бумаги и макарон. ... При ЧП все будет гораздо круче. Настоящий такой апокалипсис, но без зобми. Эти появятся позже. На десерт, так сказать. ... В политическом плане у нас реально почти вся полнота власти перейдет к министру внутренних дел Арсену Авакову. Произойдет «транзит полномочий». Паниковать смысла нет, поскольку все к этому и шло".

Загадочная немецкая душа

Нитхаммер "Вопросы к немецкой памяти. Статьи по устной истории":
"Паульзен вместе с сотнями тысяч других попал в плен. Сначала лагерь под Москвой, где их используют на работах по спрямлению реки. Потом отправка за Урал, 300 км к северу от Свердловска, по 60 человек в вагоне; из трех тысяч половина, по его словам, умирает в пути от холода и жажды. Так в конце октября Вернер Паульзен попадает в лагерь при танковом заводе. "Внутри барака, несмотря на две печки, температура часто бывала ниже нуля; в одну январскую ночь, говорит господин Паульзен, было минус 53 градуса: «Ох, тут все-все в кучу сползлись. Ни один человек не остался один в койке. Нас и так всегда по трое на две койки было. Но это потом тоже лучше стало. Многие ведь поумирали тогда – и потом вдруг у каждого появилась своя койка». Конечно, были внутренние конфликты – прежде всего по поводу распределения хлеба в бригаде («Кому сегодня крошки?»), а также по поводу привязки ужина к выполнению нормы, где все зависело в основном от усмотрения русского надсмотрщика: если работа была хорошая, он записывал перевыполнение, а это значило – на ужин получишь суп или даже кашу с растительным маслом; при грубом обмане он записывал 90 %, т. е. никакого ужина. Шапка и обувь в сибирском климате жизненно необходимы, а стало быть их часто крадут; поэтому спят прямо в шапке, а ботинки привязывают к голове. От дистрофии и цинги у него на лице и на ногах образовались огромные оспины. «Ну, надо сказать, это было прекрасное время – там», – говорит он сразу после того, как рассказывает о своей жизни в Сибирь, о работе на очистке песка, на лесопилке и на строительстве домов. Когда интервьюер в замешательстве переспрашивает его: «Вы говорите, что это было прекрасное время?», он высказывается несколько сдержаннее, но не намного".