Category: дача

Тридцать лет назад-3

Продолжаю читать стенографический отчет первого Съезда народных депутатов СССР 1989 года.
Для тех кто не застал - вот почва на которой "взросли" Ельцин и другие популисты-авантюристы тех лет. Не знаю как назвать... Этому нет названия... Это "Горбачев". Горбачев говорил ИМЕННО ТАК про все проблемы страны (лишь иногда (редко) обостряя "вопросы" из политиканских соображений).

Горбачеву задают конкретный вопрос о строительстве для него дачи в Крыму (Форос) в свете борьбы с привилегиями.
Ответ Горбачева:

"О даче в Крыму. Да, мы завершили строительство тех дач, что были запланированы. Сейчас начался другой процесс: мы посмотрели и уже около десятка дач передали здравоохранению, ветеранам, на культурные цели и так далее. Дальнейший ход этого процесса мы рассмотрим. Все, что можно высвободить, что не нужно для представительских целей и для обслуживания руководства, высшему руководству — это ограниченный круг людей — надо все-таки предоставлять государственные дачи на период работы — с учетом демократических процессов, нужно высвободить. Но это действительно проблема. Я бы сказал так: льготы есть везде. Герою — есть, шахтеру — есть, на Севере — есть, академику — есть, в профсоюзах — есть, на предприятиях — свои льготы. Вот сегодня я слушал по радио товарища Постникова, моего земляка. За счет своих прибылей они добавляют пенсионерам по 70 рублей — тем, кто у них проработал по 20 — 30 лет. У нас и медицинские службы развивались по ведомствам. Министерства имеют свои и пансионаты, и санатории. Заводы иногда располагают такой базой, которая иным пока и не снилась. Я хочу внести предложение и, может быть, повторюсь позже, если мне будет необходимо сделать доклад. Давайте создадим комиссию Верховного Совета, сделаем инвентаризацию, посмотрим, что у нас тут сложилось и как сложилось, и все разумно обсудим, примем решение по всему комплексу этих вопросов. (Аплодисменты).
Это та конкретика, которую хотел затронуть".


Три года мы слушали такое от власти в ответ на наши вопли, слезы и хрипы. И потянулись к Ельцину.

Лепота

Пришвин Дневник
"У края дороги среди лиловых колокольчиков цвел кустик мяты. Я захотел сорвать цветок и понюхать, но небольшая бабочка, сложив крылышки, сидела на цветке. Не хотелось расстраивать бабочкино дело из-за своего удовольствия, и я решил подождать несколько <зачеркнуто: секунд> и стал записывать, стоя у цветка, одну свою мысль в книжечку.
Вышло так, что я забыл о бабочке и долго писал. А когда кончил и опомнился, оказалось, бабочка все сидела на цветке мяты в том же самом положении. «Но так не бывает!» – подумал я и чуть-чуть кончиком ноги толкнул стебелек мяты. Бабочка сильно качнулась, все-таки не слетела. Неужели она умерла на цветке? Осторожно я взял бабочку двумя пальцами за сложенные крылышки. Бабочка не рвалась, не билась в пальцах, не двигала усиками. Она была мертва. А когда я стал ее тянуть с цветка, вместе с ней оттянулся скрытый в цветке светло-желтый паук с большим зеленоватым шариком. Он всеми своими ножками обнимал брюшко бабочки и высасывал ее. А мимо проходили дачники и говорили: – Какая природа! Какой день! Какой воздух! Какая гармония!"

Дети Арбата



Станислав Куняев "Размышления на старом Арбате"
"Где вы, несчастные дети Арбата?
Кто виноват? Или Что виновато?..
Жили на дачах и в особняках —
Только обжили дворянскую мебель:
Время сломалось, и канули в небыль…
Как объяснить? Не умею никак…

..Наша возникшая разом элита,
Грозного времени нервная свита,
Как вам в двадцатые годы спалось?
Вы танцевали танго и чарльстоны,
Чтоб не слыхать беломорские стоны
Там, где трещала крестьянская кость.

..Попировали маленько — и хватит.
Вам ли не знать, что история катит
Не по коврам, а по хрупким костям.
Славно и весело вы погостили
И растворились в просторах России,
Дачи оставили новым гостям.

..Новое время шумит на Арбате,
Всюду художники, как на Монмартре,
Льются напитки, готовится снедь…
Я прохожу по Арбату бесстрастно,
Радуюсь, что беззаботно и праздно
Можно на древние стены смотреть.

..Радуюсь, что не возрос на Арбате,
Что обошло мою душу проклятье,
Радуюсь, что моя Родина — Русь —
Вся: от Калуги и аж до Камчатки,
Что не арбатских страстей отпечатки
В сердце, а великорусская грусть!.."