kirovtanin (kirovtanin) wrote,
kirovtanin
kirovtanin

Categories:

Виктор Топоров

Новое прочтение «Мастера и Маргариты»

«Как истинный русский писатель, Михаил Афанасьевич «малый народ», мягко говоря, недолюбливал. … В 20-30-е годы прошлого века евреев во власти, в силовых структурах и в идеологической обслуге режима (включая литературу и кинематограф) было процентов семьдесят–восемьдесят.
Впоследствии Сталин их отовсюду (кроме литературы и искусства) вычистил – и Булгаков любил Сталина, в частности и за это. «Погляди, Лена, – говорил он своей Маргарите, разворачивая свежий номер «Правды» году где-нибудь в 1937-м, – и этот жидок оказался врагом народа! И этот! И даже этот! А я ведь так и знал! Я все знал заранее!» Соответствующие записи раскопала и – поначалу вполголоса, на коллегии специалистов, – обнародовала Чудакова на букву «М». ..

Приехав из Одессы, а то и вовсе из Жмеринки, они захватили литературную Москву … Булгаков решил сделать ход конем, написав атеистический роман об Иисусе Христе! Про еврея Христа – чтобы евреям во власти понравилось, но атеистический – чтобы им понравилось тем более! И написал! И назвал «Понтий Пилат»! А как отреагировали евреи? Формулировку отказа находим в «МиМ», в отповеди Берлиоза Ивану Бездомному: ты написал, что Христос не был Богом, а на самом деле никакого Христа просто-напросто не было!

Этот отказ погубил Мастера. Погубить, положим, не погубил, но изрядно озлобил. И он решил написать (уже без надежды на напечатание) «в стол» – памфлет против литературных евреев. Затеял, сказали бы сегодня, виртуальный погром. В отместку за устроенную ему профессиональную обструкцию, но тем не менее. «Не расстреливал несчастных по темницам», греха на душу не брал (да и возможности не имел), а «расстрелять пархатых на страницах» – самое милое дело!

…Таковы три пласта романа (следует признать, мастерски сплавленные воедино): изумительно стилизованный протороман «Понтий Пилат» в традиции Жюля Ренана, Леонида Андреева, Анатоля Франса и (не будем забывать) Ивана Бездомного; невыносимо слащавая любовная линия, но тут и впрямь любовь, а значит, медицина бессильна; и виртуальный разгром литературно-артистической Москвы. Трактовать который как ужасающе серьезный еврейский погром или как фантастически смешной «капустник» – дело выбора».
Отсюда
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments