kirovtanin (kirovtanin) wrote,
kirovtanin
kirovtanin

История с "Живаго"

Известно с каким пиететом Пастернак относился к Сталину, и, с каким презрением – к последующему свинству. В двух словах: «Был культ, но была и личность». Есть множество свидетельств, и власть об отношении к себе Пастернака знала. Не это ли и сыграло главную роль в неадекватности истории с «Доктором Живаго»? Т.е. Хрущев громил Пастернака как неосталиниста, - а не как свободолюбца, и за обиду громил - а не за непослушание. А у поэта была позиция отнюдь не «оттепельного» художника, но творца из «ранешных» времен, которого мог судить лишь сам Государь Император. Представьте себе ситуацию Пушкина при Александре II. (Все ли знают, что по подсчетам Гаспарова, на страницах «Правды» при Сталине более всех поэтов публиковался именно Пастернак (на втором месте Мандельштам))

( вот что поэт писал Фадееву после смерти Сталина: “Дорогой Саша! Когда я прочел в “Правде” твою статью “О гуманизме Сталина”, мне захотелось написать тебе. Мне подумалось, что облегчение от чувств, теснящихся во мне всю последнюю неделю, я мог бы найти в письме к тебе. Как поразительна была сломившая все границы очевидность этого события, и его необозримость! Это тело в гробу с такими исполненными мысли и впервые отдыхающими руками вдруг покинуло рамки отдельного явления и заняло место какого-то то как бы олицетворенного начала, широчайшей общности, рядом с могуществом смерти и музыки, могуществом подытожившего себя века и могуществом пришедшего ко гробу народа... Какое счастье и гордость, что из всех стран мира именно наша земля стала родиной чистой мысли, всемирно признанным местом осушенных слез и смытых обид!” )
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 15 comments