kirovtanin (kirovtanin) wrote,
kirovtanin
kirovtanin

Categories:

Наша погибшая империя

Что горевать о распаде Союза? - ведь гибель империй не трагедия их, а звездный час. Пенелоповым полотном история ткет их, лишь для того чтобы распустить. Македонская, Римская, Испанская, Британская, Российская - их трагедийный, мучительный “рост”, разве имеет он что нибудь общее с банальной “жизнью” обыкновенных стран? И их распад - не шаг ли это в вечную, настоящую жизнь, ради которой они и сами вытерпели, и другим принесли столько мук и страданий, жизнь, существо которой малые страны даже помыслить себе не могут?

Распад - не знак ли он того, что задача выполнена, корабль построен и спускается наконец на воду. Империи существуют для того, чтоб сохранить, выносить в своем чреве нечто важное, нужное, живое, и я верю - в декабре 91-го Россия не умерла - нет, - но начала свою новую, необыкновенную жизнь. Жизнь - оправдание всех своих неисчислимых грехов и жертв.

Вспомните как на самом излете классической античности, Александр своими, казалось бы бессмысленными походами, на Восток и основанием там своей несуразной Империи, превратил эти области в заповедники античного духа, сохранившими для Запада, для Мира те дрожжи, которые помогли Европе в эпоху Ренесанса выйти из затхлого, клерикального тупика.

( О том, что бы произошло, доберись попы везде и всюду до наследия Греции и Рима страшно и подумать. Например в 1073 году они публично сожгли сочинения множества античных поэтов, и стихи, скажем, Сафо сохранились лишь благодаря тому, что бумага ее книг использовались как материал для гробов из папье-маше в файюмском Оксиринхе. В 1204 году, захватив Константинополь крестоносцы уничтожили бесчисленное количество языческих культурных ценностей: переплавили в слитки великолепную бронзовую статую богини Геры Самосской, знаменитую статую волчицы, вскармливавшей Ромула и Рема а так же творение придворного художника Александра Македонского Лисиппа - бронзового Геркулеса, вдобавок, они бессмысленно уничтожили, сожгли огромную массу произведений античных писателей и философов).

Ныне - весь мир отчетливо видит: Запад снова заплутал, он видит мир в кривом зеркале своего дешевого мессианизма, корыстолюбия, бездуховности, похоти и злобы, западную душу накрыл удушливый, темный морок, ей душно, она силиться очнуться, скинуть удава - и не может. Имя новой напасти – иудаизация. Вот слова Достоевского: «Мы говорим о жидовстве и об идее жидовской, охватывающей весь мир, вместо «неудавшегося» христианства... О, конечно, человек всегда и во все времена боготворил матерьялизм и наклонен был видеть и понимать свободу лишь в обеспечении себя накопленными изо всех сил и запасенными всеми средствами деньгами. Но никогда эти стремления не возводились так откровенно и так поучительно в высший принцип...

”Всяк за себя и только за себя и всякое общение между людьми единственно для себя» — вот нравственный принцип большинства теперешних людей... А безжалостность к низшим массам, а падение братства, а эксплуатация богатого бедным, — о, конечно, всё это было и прежде и всегда, но — но не возводилось же на степень высшей правды и науки, но осуждалось же христианством, а теперь, напротив, возводится в добродетель. Стало быть, недаром же все-таки царят там повсеместно евреи на биржах, недаром они движут капиталами, недаром же они властители кредита и недаром, повторю это, они же властители и всей международной политики, и что будет дальше — конечно, известно и самим евреям: близится их царство, полное их царство!

Наступает вполне торжество идей, перед которыми никнут чувства человеколюбия, жажда правды, чувства христианские, национальные и даже народной гордости европейских народов. Наступает, напротив, матерьялизм, слепая, плотоядная жажда личного матерьяльного обеспечения, жажда личного накопления денег всеми средствами — вот всё, что признано за высшую цель, за разумное, за свободу...

(Еще Достоевский пророчествовал, и как верно! что - Бисмарк отлетит в сторону как щепка, а Ротшильд и банк - всемирно утвердятся... - когда то весь мир учился у прекрасной Франции - ныне же, с одичалой серьезностью - у ... Паниковского, с его бессмертным еврейским кредо «продам, куплю, потом снова продам - но только дороже»)!

Но – «без великодушных идей человечество жить не может» (Достоевский). И территория России, страны христианской, западной, но счастливо отсталой и следовательно - не до конца иудаизированной, не является ли ее территория тем резервуаром, заповедником, где Европа сможет со временем найти себя саму? Неспроста же Чаадаев считал нашу отсталость провиденциальной. Неспроста же мы такие большие -

(Даниил Андреев в своей фэнтази “Роза мира” писал: «XVII век вообще задал исторической мысли немало загадок, и одна из самых глубоких заключается в следующем: почему и ради чего, какими именно социально-экономическими причинами понуждаемый, русский народ, и без того донельзя разреженный на громадной, необжитой еще Восточно-европейской равнине, в какие-нибудь сто лет усилиями отнюдь не государства, а исключительно частных людей, залил пространство, в три раза превышающее территорию его родины, пространство суровое, холодное, неуютное, почти необитаемое, богатое только пушниной да рыбой, а в следующем столетии перешагнул через Берингово море и дотянулся до Калифорнии?

Конечно, усиливавшаяся крепостная эксплуатация выбрасывала тысячи людей на восточные, незаселенные окраины, где им приходилось изыскивать средства к существованию. Но разве Урал и Западная Сибирь не были достаточно обширны, чтобы вместить и прокормить население в десятки раз большее, чем казацкие
дружины, переваливавшие через Каменный Пояс при Грозном, Борисе или Алексее Михайловиче? Отчего эти крестьяне (а казаками становились ведь в подавляющем большинстве именно крестьяне) не брались на новых плодородных местах за свой привычный труд, а переходили на охотничий промысел - промысел, ставивший их, по условиям сбыта продукции, в тяжелую зависимость от купцов и от государства?

- Народ бежал от гнета помещиков. Так. Бежал. Но почему же нельзя было остановиться и прочно обосноваться на Оби, на Иртыше, на Ангаре, где никаких помещиков никогда не водилось, а требовалось бежать дальше и дальше, бежать не от погони, которой не было, а - неизвестно от кого, неизвестно зачем и неизвестно куда, в непробудную глухомань, через исполинские реки и непролазную тайгу, через районы, занятые инородцами, оказывавшими сопротивление, и, добежав, наконец, до Тихого океана, не успокоиться даже и там, а перепрыгнуть в Америку?

Русских казаков, дескать, привлекали изобилие зверя и
рыбные богатства Дальнего Востока. Да, привлекали. Но не одни ведь русские знали, что рыба - вкусная вещь; не одни же русские носили меха и торговали ими. Почему же, странное дело, эти самые богатства не привлекали, например, китайцев, обитавших к им гораздо ближе, в культурном отношении стоявших в XVII веке бесспорно выше русских и к тому же страдавших от перенаселенности в своей стране?»

Вот – японцы, так и не собрались за 1000 лет на лодочку сесть и до Сахалина добраться, а мы – Боже! - 10 тысяч километров по тайге, по бурелому прошли и зажили там, и церкви поставили. Что ж случайно это? Из дури? Из вредности)?

По Хайдеггеру, Запад - мышеловка, в нем произошла утрата смысла бытия, исчезла даже потребность в смысле, Запад удобнейшим образом расположился в полном обессмысливании, в самом абсолютном абсурде- откуда нам знать, не с развалин ли Союза придет спасение? Не все же его искать на обрыдлом уже Дальнем Востоке, или в приевшейся Индии? Мы до сих пор стоим на том перекрестке откуда Запад свернул к своей гибели. Через пару столетий - не окажется ли в русском, таджике, казахе больше истинно европейского (а не семитского!) чем в грядущем хаме - жителе Брюсселя, Лондона, Нью-Йорка? И подобно византийским ученым бежавшим в 1453 году от султана и подтолкнувшие европейское Возрождение, не расскажут ли наши евразийские интеллектуалы и простецы европейцам будущего нечто, что приведет и к их мучительному но спасительному возрождению?

Сбудутся пророчества – «Вы увидите, что Европа приедет к нам не за покупкой пеньки и сала, но за покупкой мудрости, которой не продают больше на европейских рынках» (Гоголь). «Мы призваны обучить Европу множеству вещей, которых ей не понять без этого. Не смейтесь, вы знаете, - это мое глубокое убеждение». (Чаадаев).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 6 comments