kirovtanin (kirovtanin) wrote,
kirovtanin
kirovtanin

Category:

Человек снимает маску

Дмитрий Евстафьев в "Литгазете" прямо что твой Пелевин, "Когда я слышу слово „дискурс“, я хватаюсь за свой симулякр":
"Буквально всё, что окружало человека в последние 20 лет и казалось незыблемым и аксиоматичным, оказалось химерой, фейком. Человечество последние 7–10 лет жило в мире химер, и далеко не все они вбиты в голову пресловутой «мировой закулисой». Мы их сами домыслили, сами же превратили в аксиому.

Демократия со свободными выборами, оказавшаяся на поверку конкуренцией сверхбогатых с просто богатыми. Рыночная экономика, не способная развиваться без постоянной кредитной накачки. Сверхпотребление, построенное на увеличении количества при неуклонном падении качества. Свобода, снятие сословных и национальных ограничений, сопровождающиеся возведением социальных барьеров (например, в образовании и медицине), которые были немыслимы ещё 50 лет назад. Догоняющее социальное развитие, обернувшееся снижением качества жизни для большинства и сверхбогатством для немногих. Информационная открытость и доступность, маскирующие жесточайшую цензуру, вплоть до «стирания» человека из информационного пространства.

За всеми этими символами-перевёртышами прячется содержательная пустота, прикрываемая всё более изысканными словоформами. Умиляет, например, как в западной социологии «промывание мозгов» изящно заменили на «каскадирование нарративов». Но ими уже невозможно скрыть движение человечества в цивилизационный тупик, где жизнь заполняется бесконечным перформансом фриков – в политике, в искусстве, в социуме.

Признаемся честно – жить в мире химер, даже понимая, что он иллюзорен, противно, но легко. Это снимает ответственность. Идеологи мира химер как бы подсказывают: живи, как живётся, не надо ничего искать, всё уже нашли до тебя, наслаждайся обыденностью.

Человечество после пары тысячелетий борьбы за существование и кровавого XX века, поставившего под вопрос выживание вида homo sapiens, как будто решило отдохнуть. Собственно, с человечеством произошло то же, что и с советским обществом в период Брежнева, которое решило немного отдохнуть после мобилизационной гонки, но так и не смогло вернуться в жизнь после «длинных выходных». Теперь это происходит почти в мировом масштабе.

Разве мы не замечали, как постмодерн – эпоха бунтарей, прорывов в космос и в информационные технологии, глубины морей и ещё более опасные глубины психоделики – выродился к 2010-м годам окончательно и стал временем обывательщины? В котором большая часть человечества наметила больше не работать (минимальный гарантированный доход), а заодно и не думать (искусственный интеллект).

Но был нюанс. Реальный мир, мир «железа и крови», мир ожесточённой борьбы, когда своя жизнь – копейка, а чужая и того меньше, никуда не делся. А мир химер существует лишь до того момента, пока не возникнут сомнения, что по-другому и быть не может.

«Кабульский аэропорт» – не просто картинка ужаса и безысходности, но пример столкновения реального мира и мира химер. И победил, как можно догадаться, мир реальный, где «мягкая сила», то есть способность к манипуляциям, не то чтобы не действует, но имеет существенно меньший эффект.

Химера американского хитрого плана – «договорняка» с талибами (представители запрещённой в России террористической организации), суть которого – получить возможность уйти так, чтобы остаться и управлять хаосом, – рассыпалась. Химера «новой афганской армии», нашпигованной современным оружием, разбежалась. Ещё более странная химера «государства на инклюзивной основе» и «демократических институтов» вообще сделала вид, что её как бы нет. Всё, что годами с использованием самых современных социальных технологий конструировали американцы, рассыпалось при соприкосновении с силой, готовой убивать и умирать за свои цели, а не только управлять «каскадированием нарративов».

...Афганистан оказался точкой приложения усилий «цивилизованного мира» в течение 20 лет и воспринимался как один из важнейших узлов противоречий. И это была ещё одна химера: «строительство» «коллективным Западом» «нового Афганистана», включение его в «общемировые процессы». Обратите внимание, сколько слов приходится закавычивать. Теперь приходится.

Главный вопрос – в цивилизационной самоидентификации России. Кто она в этом мире распадающихся химер и надвигающейся архаизации? Что там внутри, за её внешним благополучием? Общество, питающееся продуктами разложения западного постмодерна? Общество, основанное на стремлении быть «похожим на Запад»?

За несколько последних лет в России выросли структуры и системы, вполне по своему идеологическому заряду сравнимые с запрещённым в России «Талибаном». Выросли они на волне антикоммунизма, поддерживаемого в том числе и из властных коридоров (что отражает неготовность к диалогу с обществом и страх сравнения с советским прошлым). И влияние этих структур и систем может быть куда деструктивнее афганских аналогов.

Архаика (а это, увы, наиболее агрессивная и успешная модель изменения унылой реальности в нынешнем мире) подходит почти неслышно, в мягких тапочках, войлочных валенках, вьетнамках или даже босиком. Но от этого её поступь не становится менее твёрдой, а рука на горле глобализации менее безжалостной.

На мягких лапах как бы «всеобщего одобрения» в наш дом входит социальная деструкция. Уже почти вошла. Пора очнуться от прежних химер, но ещё важнее – не создать себе новых".
Subscribe

  • Трезвый глас

    Ирина Алкснис: "Судя по всему, это мой последний пост в Фейсбуке. Соцсеть требует оформить двойную идентификацию – учитывая, во что превратилась она,…

  • "Никакого романтизьму")

    "В даркнете продаётся более 15 ТБ записей со скрытых камер в номерах российских отелей за период с 2008 по 2018г. Сообщается, что с 1999 по 2015…

  • Случайный фактор

    "Победа Зеленского означает установление единоличной диктатуры амбициозного ничтожества, крайне зависимого от своего окружения — худший образец…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments