kirovtanin (kirovtanin) wrote,
kirovtanin
kirovtanin

Categories:

Все, как обычно, сложнее

Где-то отложилось в голове, что "Эльзас-Лотарингию" Германия аннексировала "из-за жадности Вильгельма I" а Бисмарк был против, "так как это посеет непримиримость и приведет к новой войне". И все: неразумие монарха, склоненная голова подданного, занавес, аплодисменты, зрители довольны. Между тем...

"В результате 10 мая 1871 г. был подписан Франкфуртский мирный договор, по которому Франция уступила Германии Эльзас и большую часть Лотарингии. Новая граница была проведена таким образом, что все стратегически важные пункты переходили на сторону Германии, а Франция становилась беззащитной перед угрозой уже планировавшейся немецкой агрессии.

Захват Эльзаса и Лотарингии, по условиям того времени, давал Германии серьезные стратегические выгоды. Пока французы владели Эльзасом, они могли сравнительно легко произвести вторжение в Южную Германию с его территории. А ведь именно католический юг был самым уязвимым местом только что созданного единого германского государства, и его верность идее немецкого единства представлялась тогда довольно сомнительной. После же перехода Эльзаса к Германии французы оказывались отброшенными за Вогезы. Теперь между Францией и Германией, кроме линии Рейна, высилась еще цепь Вогезских гор, трудно проходимых для большой армии. Таким образом, Эльзас имел серьезное оборонительное значение.

Наоборот, стратегическое значение Лотарингии было скорее наступательным. Здесь немцы приобретали плацдарм, который приближал их к Парижу и значительно облегчал повторение опыта 1870 г. — удара на Париж через равнинное пространство между Вогезами на юге и Арденнами на севере. Стратегическим ключом к нему являлась крепость Мец, которая теперь оказалась в руках Германии.

Таким образом, уже изначально немцы сознательно провоцировали французов на войну, которую те наверняка должны были бы проиграть. В этой связи вскоре после подписания Франкфуртского мира Бисмарк говорил французскому дипломату:
«С нашей стороны было бы абсурдом брать у вас Мец, который является французским. Я не хотел оставлять его за Германией. Но генеральный штаб запросил меня, могу ли я гарантировать, что Франция не станет брать реванш. Я ответил, что, напротив, я вполне убежден, что эта война является лишь первой из тех, которые разразятся между Германией и Францией, и что за ней последует целый ряд других. Мне ответили, что в таком случае Мец явится гласисом, за которым Франция может разместить сто тысяч человек. Мы должны были его сохранить. То же самое я скажу и об Эльзасе с Лотарингией: брать их у вас было бы ошибкой, если бы миру суждено было быть прочным, так как эти провинции являются для нас обузой».
Юрий Победоносцев "Гибель империи. Тайные страницы большой геополитики (1830–1918)"
Subscribe

  • Эль Мюрид все объяснил

    "Поддержка российской знатью глобального проекта цифрового контроля над населением вызвана двумя базовыми факторами, которые для этой знати начинают…

  • Крутой поворот

    "В эти годы у Кима родились еще двое детей, сын Шура и дочь Таня (Кен Хи). Как вспоминают люди, знавшие Ким Ир Сена, будущий вождь намеревался…

  • Без России

    Анатоль Ливен "Чечня: трагедия российской мощи. Первая чеченская война" "Я видел его в последний раз в ноябре 1994 года в большом, но в то же время…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments