kirovtanin (kirovtanin) wrote,
kirovtanin
kirovtanin

Categories:

ЕО И так они старели оба

Продолжаю комментировать «Евгений Онегин»
ГДЕ НАХОЖУСЬ: Тридцать шестая строфа второй главы. Окончание рассказа о семье Лариных.
ТЕКСТ:
И так они старели оба.
И отворились наконец
Перед супругом двери гроба,
И новый он приял венец.
Он умер в час перед обедом,
Оплаканный своим соседом,
Детьми и верною женой
Чистосердечней, чем иной.
Он был простой и добрый барин,
И там, где прах его лежит,
Надгробный памятник гласит:
Смиренный грешник, Дмитрий Ларин,
Господний раб и бригадир,
Под камнем сим вкушает мир.

ИНТЕРЕСНОЕ У НАБОКОВА:
Великолепная строфа XXXVI, как камертон, вводит ряд стихов с трижды повторяющейся мелодией – стихи 1, 5 и 9: «И так они старели оба», «Он умер в час перед обедом», «Он был простой и добрый барин».

«…новый… венец». - Этот второй венец есть аура смерти доброго человека; первым был свадебный венец, который обычно держит шафер над головой жениха.

«Дмитрий Ларин» - В первой беловой рукописи Пушкин перебрал и товерг несколько других имен – Антоний, Сергей и, возможно, Савва.

Фамилия Ларин существует … Илья Ларин … в Кишиневе забавлявший Пушкина своими выходками и пирушками, но вместе с тем подаривший поэту имя для деревенского помещика.

(1840гг.) «В разговоре Ларин спросил Вельтмана:»Помнишь Пушкина? Вот добрая душа! Где, брат, он?» = «Пушкина давно нет на свете», - «Неужели? Ах, голубушка моя! А Владимир Петрович?» (И неважно, кто был этот Владимир Петрович)».

Я полагаю, что, кроме всего прочего, выбор фамилии Ларин для безвылазно сидящего в деревне помещика мог быть подсказан Пушкину созвучием с «ларами» рождающими атмосферу, старинного дремотного проживания под покровительством тихих божеств.


ЛОТМАН
«Господний раб и бригадир...»— Бригадир — военный чин 5-го класса, промежуточный между армейским полковником и генерал-майором, был упразднен в конце XVIII в. После комедии Фонвизина «Бригадир» воспринимался как комическая маска — тип военного служаки.

МОИ ИНСИНУАЦИИ:
Какая эпитафия! Старомодная, с достоинством, без хныканья. Короткая и ясная, - как текст «Капитанской дочки». Кажется, - «позднейшей вставкой», из 1836 года. И, посмотрите, - о ком: «Смиренный» - кто в романе смиренен (когда и няня хвастунишка)? Кто в этом романе думает о «грехе» (Онегин: «Несчастной жертвой Ленский пал...»)?

Эпитафия - самая настоящая «сцена письма», пробившаяся сквозь «иллюзию говорения» и сообщающая «Онегину» особый, неожиданный смысл, или, по крайней мере, разрушающая тот смысл который мы в нем видели до этой «вставки». Где ты, Деррида? Объясни!
Tags: ЕО
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments