kirovtanin (kirovtanin) wrote,
kirovtanin
kirovtanin

ЕО Они хранили в жизни мирной

Продолжаю комментировать «Евгений Онегин»
ГДЕ НАХОЖУСЬ: Тридцать пятая строфа второй главы. Описание жизни родителей Татьяны, Прасковьи и Дмитрия Лариных.
ТЕКСТ:
Они хранили в жизни мирной
Привычки милой старины;
У них на масленице жирной
Водились русские блины;
Два раза в год они говели;
Любили круглые качели,
Подблюдны песни, хоровод;
В день Троицын, когда народ
Зевая слушает молебен,
Умильно на пучок зари
Они роняли слезки три;
Им квас как воздух был потребен,
И за столом у них гостям
Носили блюда по чинам.

ИНТЕРЕСНОЕ У НАБОКОВА:

Русское праздничное блюдо под названием «блины» - это легкие, воздушные, жареные pancakes из дрожжевого теста, очень тонкие и нежные по сравнению с нашими американскими их разновидностями. Свернув золотисто-коричневый с темными пятнышками блин и наколов его на вилку, русский гастроном макает его в растопленное масло и поглощает вместе с паюсной (черной) или зернистой (серой) икрой, добавив немного сметаны, посвторяя это действо до сорока раз за один присест.

«В день Троицын» - восьмое воскресение после Пасхи.

«пучок зари» - в России существует несколько растений, которые нося название «заря» или «зоря»

На Троицу сельские церкви в России украшались березовыми ветками, и в некоторых областях существует обычай пролить столько слез по своим грехам, сколько капелек росы на принесенной в церковь вместо цветов березовой ветке. Люди из обеспеченных слоев, как, впрочем, и многие бедняки, все же приносят в церковь букет цветов. В Псковской губернии эти букеты впоследствии использовались – в ходе последующего «языческого» этапа праздника, - чтобы «обмести могилу родителей, дабы прочистить им глаза.
ЛОТМАН:
Строфа написана по окончании главы. Введение ее существенно меняло образы старших Лариных и атмосферу детства Татьяны. Первоначальный сатирический тон, близкий к описанию соседей Онегина, и картина превращения сентиментальной барышни в помещицу-крепостницу были смягчены образом патриархальной с традиционными чертами быта жизни. Резко подчеркнутыми оказались признаки народности в укладе жизни старших Лариных.
«Два раза в год они говели...» — Говеть — поститься и посещать церковные службы, подготовляясь к исповеди и причастию в установленные сроки.

Любили круглые качели... — «...качели в виде вращающегося вала с продетыми сквозь него брусьями, на которых подвешены ящики с сиденьями»

«Им квас как воздух был потребен...» — Квас — принадлежность русской допетровской кухни — считался напитком национальным и простонародным. Казанова, вспоминая Россию, писал: «У них есть восхитительный напиток, название которого я позабыл. Но он намного превосходит константинопольский щербет». … Вяземский передавал слова «одного почтенного старичка» о том, что «в Париже порядочному человеку жить нельзя, потому что в нем нет ни кваса, ни калачей»

«Носили блюда по чинам». — Обычай, согласно которому слуги обносят гостей, предлагая им кушанья в соответствии с иерархией их чинов. При таком порядке малочиновные гости видели перед собой почти пустые блюда, а дорогими винами их вообще иногда обносили.

МОИ ИНСИНУАЦИИ:
«Привычки милой старины».
Такие вот зарисовки (сцены гаданья в святки , рассказы няни и т.п.) относят к «русской теме» в романе и Татьяну называют «русскою душою» за увлечение этой «темой».
Но ведь все это ЭТНОГРАФИЯ, это тот же «Грандисон»: вид сбоку.

И Евгений увлечен «западной темой», но разве назовете его «европейцем душою»? Это же – обезьянничанье.

Ни Татьяна, ни Онегин, ни даже няня, - единственный «русский душою» персонаж романа, - это его автор, Александр Сергеевич Пушкин. Явленный во всей красоте и бессмыслице рожденных им «образов».
Tags: ЕО
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments