kirovtanin (kirovtanin) wrote,
kirovtanin
kirovtanin

Интересно

Впервые положительное сальдо в торговле с США появилось у Китая в 1986 году. Уже с 1990‑х тема торгового дисбаланса часто использовалась американскими популистами в дискуссии об отношениях с Пекином. Однако в реальности этот дисбаланс не только не вредил американской экономике, но и приносил ей пользу. Китайские товары долгое время просто не конкурировали с продукцией американских производителей. КНР боролась за те секторы рынка Соединенных Штатов, где собственное американское производство умерло еще в 1960–1970‑е, – речь шла об относительно низкотехнологичной потребительской продукции, зачастую производившейся по иностранным технологиям, на основе иностранного дизайна и из давальческого сырья. Таким образом, китайская экономика росла не за счет американских производителей, а за счет потенциальных конкурентов КНР из других развивающихся стран, у которых Китай уводил рынки и инвестиции.

Ситуация начала круто меняться в последние годы, когда Китай попытался ускорить свой технологический рывок и фактически повторить историю успеха Японии 1970‑х и Южной Кореи 1980–1990‑х, превратившись в новый глобальный центр развития высоких технологий. Китайский подход предполагает создание значительного числа высокотехнологичных национальных чемпионов, обладающих сильными международными торговыми марками и экспортирующих продукцию собственной разработки и производства.

Нынешняя китайская стратегия основана на принятии серии технологических мегапроектов, работающих под прямым контролем высшего военно-политического руководства. Одним из первых таких мегапроектов стал таинственный план развития оборонных технологий, известный как «Программа 995». «995» означает май 1999 года, дату удара американских ВВС по китайскому посольству в Белграде. Это событие уже почти забыто в мире, но достоверно известно, что оно привело к глубокой переоценке внешних угроз Пекином и положило начало амбициозной программе военно-промышленного рывка, запущенной в том же 1999 году.

На основе достигнутых успехов китайцы начали масштабировать полученный опыт. Особенно явно эти усилия активизировались с 2015 года. Был одобрен целый ряд программ и инициатив, каждая из которых может оцениваться в миллиарды долларов. Например, сейчас в Китае инвестиции только в реализацию проектов, связанных с импортозамещением в сфере электронной компонентной базы, исчисляются, по ряду американских оценок, многими десятками миллиардов долларов. В рамках этой программы осуществляется или объявлено 46 проектов по строительству предприятий, выпускающих микросхемы. Весь процесс проходит под личным контролем высшего партийного руководства, включая председателя КНР Си Цзиньпина, посещающего объекты и проводящего встречи с руководством и инженерными кадрами.

Среди важных технологических проектов, способных привести к значительным изменениям на мировом рынке, можно назвать программы «Интернет+», программу по развитию отрасли искусственного интеллекта, программу развития технологий связи 5G и многое другое. Китай хочет либо стать лидером, либо добиться самостоятельности по довольно широкому набору направлений – от информационно-коммуникационных технологий до космоса и авиапрома.

Поначалу китайские инновационные мегапроекты не воспринимались в США всерьез. Предполагалось, что обычно связанная с такими госпрограммами коррупция и неэффективность не позволят КНР добиться поставленных целей. Однако сейчас становится ясно, что способность китайской системы концентрировать гигантские ресурсы в течение длительного времени на ограниченном количестве приоритетных проектов перевешивает все издержки.
Президент США Дональд Трамп и члены его администрации неоднократно упоминали такие программы, как «Сделано в Китае 2025» в качестве триггера начавшейся торговой войны.

Сложившийся дисбаланс в аме-рикано-китайской торговле стал удобной темой для политической консолидации американского общества вокруг идеи противостояния с Китаем. Однако дисбаланс не был реальной причиной экономической войны. Переговоры, которые вел в мае в Вашингтоне китайский вице-премьер Лю Хэ, показали, что Пекин был готов к значительным уступкам. В частности, КНР была согласна резко нарастить импорт американской сельхозпродукции, продовольствия, природного газа, гражданских самолетов. Но, поскольку ликвидация дисбаланса не была подлинной целью американской политики, к компромиссу стороны так и не пришли.

Вводя все новые тарифные ограничения для КНР, Вашингтон старается загнать Пекин в угол и исключить даже теоретическую возможность компромисса, в котором по-прежнему заинтересованы американские крупные компании. В нынешних условиях Китаю сложно инициировать новые переговоры по торговле, поскольку этот шаг будет воспринят как проявление слабости.

Этот конфликт носит долгосрочный, системный характер. Цель США – изменение реализуемой Пекином модели инновационного развития. Китай не откажется от нее, поскольку только таким образом можно обеспечить долгосрочный рост экономики в условиях старения населения и роста зарплат. В перспективе стороны будут использовать все новые каналы для нанесения друг другу ущерба, и экономическая война будет набирать обороты".
http://www.profile.ru/politika/item/126981-po-zakonam-voennogo-vremeni?ts=1538574412
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Новости с Лысой горы

    "На «Муз-ТВ» составили протокол о «гей‑пропаганде». Суд может приостановить работу канала на 90 суток На телеканал «Муз-ТВ» составили протокол о…

  • Три хороших спектакля

    "Тени", 1991 год по пьесе Салтыкова-Щедрина с участием Табакова, Куравлева, Золотухина и Кашинцева. "Бешеные деньги" по Островскому, 1968 год,…

  • Интересно

    Светлана Светличная в фильме «Семнадцать мгновений весны», 1973 Из ФБ: Вопрос: "Никогда не мог понять, зачем она там появляется в первой серии и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments