?

Log in

No account? Create an account

"Загадка Гоголя"

Были же авторы, которых не понимали и в могилу которые сошли непонятыми? Образы "Ревизора" и "Мертвых душ" - что если они и в самом деле СТРАСТИ, причем самого Гоголя? Он две пьесы («Театральный разъезд после представления новой комедии», "Развязка Ревизора") про это написал и Щепкину указывал ЧТО на самом деле в "Ревизоре" происходит ("Хлестаков — ветреная светская совесть").
Хлестаков, Манилов, Ноздрев, Коробочка и даже офицер полночи любующийся своими новыми сапогами, несомненно - страсти Гоголя. И Чичиков это есть Гоголь-Растиньяк, "коренастый малоросс", покоритель Петербурга, втершийся в пушкинский кружок как Чичиков в семью повытчика, а потом его бросивший и дальше, дальше, дальше к БОЛЬШОМУ НАПОЛЕОНОВСКОМУ КУШУ.
И это Гоголь честно описывает и честно про это рассказывает.

Отсюда знаменитая неотвязчивость образов им созданных и их мертвенность (потому что не люди). Хотел разнуздать у себя хорошие страсти (ведь плохие все использованы), дабы потом НА ИХ ОСНОВЕ создать положительные образы во втором томе "Мертвых душ", но НЕ БЫЛО у него "хорошего" (как у Толстого "доброты") и только зря себя погубил, погружаясь в покаяние и святость.

Comments

Вот полностью соглашусь.
Да, но разве только у Гоголя? Кто-то из творцов контролирует их, эти страсти, а кто-то идёт на поводу.
В этом ключе интересно, что Андрия (как европоцентричную часть себя) Гоголь убивает, да ещё и руками Отца, а вот дальше, в более поздних произведениях уже духу не хватает
Вы не поняли! Он не сублимацией традиционной занимался а очень изощренным переносом своих пакостей на "выдуманного друга" и потом его описывал. Как то так
Ой нет, как-то очень страшно. На правду похоже.
И ведь не бывает хороших страстей. Страсть - это страдание, боль, она калечит душу. "Хорошая страсть" - это добродетель.
Бывают добродетели у человека. Но они - непростая штука, к ним все время что-то скверное примешивается: то тщеславие, то корысть... Если начать исследовать свои добродетели... ой, да ну. В общем, к концу жизни некоторые святые каялись в своих добрых делах, напрочь их отметая.
Разумеется, Ревизор - это Страшный Суд, а Хлестаков - Антихрист.
Этот подтекст не прочитывается зрителем потому, что он на деле слишком пугающий, пессимистичный. Ведь никакого способа распознать Антихриста и не попасться на его удочку автор, увы, не видит и не указывает!

Edited at 2017-12-27 10:24 pm (UTC)
Интересно. Гоголь про это нигде не пишет