kirovtanin (kirovtanin) wrote,
kirovtanin
kirovtanin

ЕО Ей рано нравились романы

Продолжаю комментировать «Евгений Онегин»
ГДЕ НАХОЖУСЬ: Двадцать девятая строфа второй главы. Окончание рассказа о Татьяне Лариной, переход к рассказу о ее матери.
ТЕКСТ:
Ей рано нравились романы;
Они ей заменяли всё;
Она влюблялася в обманы
И Ричардсона и Руссо.
Отец ее был добрый малый,
В прошедшем веке запоздалый;
Но в книгах не видал вреда;
Он, не читая никогда,
Их почитал пустой игрушкой
И не заботился о том,
Какой у дочки тайный том
Дремал до утра под подушкой.
Жена ж его была сама
От Ричардсона без ума.

ИНТЕРЕСНОЕ У НАБОКОВА:
«Он, не читая никогда,/ Их почитал…» - Аллитерация-каламбур, если ее заметить, сразу же портит оба стиха.

ПИСАРЕВ
Теперь я начинаю разбирать характер Татьяны и ее отношения к Онегину. Вводя нас в семейство Лариых, Пушкин тотчас старается предрасположить нас в пользу Татьяны; эта, дескать, старшая, Татьяна, пускай будет интересная личность, высшая натура и героиня; а та, младшая, Ольга, пускай будет неинтересная личность, простая натура и пряничная фигурка. Доверчивые читатели, конечно, тотчас предрасполагаются и начинают смотреть на каждый поступок и на каждое слово Татьяны совсем иначе, чем как они стали бы смотреть на такие поступки и на такие же слова, сделанные и произнесенные Ольгой. Нельзя же в самом деле. Господин Пушкин изволят быть знаменитым сочинителем. Стало быть, если господин Пушкин изволят любить и жаловать Татьяну, то и мы, мелкие читающие люди, обязаны питать к той же Татьяне нежные и почтительные чувства.

Однакоже я попробую отрешиться от этих предвзятых чувств любви и уважения. Я взгляну на Татьяну как на совершенно незнакомую мне девушку, которой ум и характер должны раскрываться предо мною не в рекомендательных словах автора, а в ее собственных поступках и разговорах.

… Вся глубина пушкинской Татьяны состоит в том, что она сидит по ночам под лучом Дианы. Вся ее исключительность – в том, что она бродит по полям
«С печальной думою в очах,
С французской книжкою в руках.
Вся ее страстность выкипает без остатка в одном восторженном письме. Написавши это письмо, она находит, что она заплатила достаточную дань молодости и что ей остается только превратиться в неприступную светскую даму

ЛОТМАН:
«Она влюблялася в обманы / И Ричардсона и Руссо». — Ричардсон Самуил (1689—1761) — английский романист, автор романов «Памела, или Вознагражденная добродетель» (1740), «Кларисса Гарлоу» (1748) и «Грандиссон» (1754). Популярные в XVIII в., эти романы читались в русской провинции еще и в начале XIX столетия. Имелись русские переводы ... Однако Татьяна, видимо, читала по французскому переводу. Пушкин прочел «Клариссу» в 1824 г. по-французски в переводе Прево по экземпляру, хранящемуся в библиотеке Тригорского

МОИ ИНСИНУАЦИИ:


Строфа эта – переход к замечательной новелле-вставке, рассказу о судьбе матери Татьяны, Прасковье Лариной, о ее характере, и о вытекающих из них судьбе ее мужа и ее семьи.

Татьяна же не все время «по полям» бродила, она выросла, она жила в этой семье и, по важности предмета, прежде чем углубляться в семейные частности Лариных, есть необходимость охарактеризовать эту семью «вообще», для ясности, - в «переводе» на современность.

Вот муж-отец, Дмитрий Ларин:
Относительно дочери –
«…не заботился о том,/Какой у дочки тайный том…»
Относительно жены -
«В ее затеи не входил,
Во всем ей веровал беспечно,
А сам в халате ел и пил;
Покойно жизнь его катилась…»

Короче, вы все поняли, - муж-отец, он и в Африке муж-отец, и в ХIX веке. Отдыхающий глава прайда, весь «в футболе».

Жена же и старшая дочь, обе «в романах», по-современному – «в телесериалах», «в ящике»

Причем старшее поколение –
«…хранили в жизни мирной
Привычки милой старины»
По-современному, какие же это привычки? Правильно – «совковые»! Ну, там - зашивание денег в семейные трусы при дальних поездках, салат «Оливье», огородничество, программа "Время".
Но и этого мало, в довершении всех ужасов они, - несомненный «средний класс»!
Ларины-Букины! «Счастливы вместе»!

Т.е. семейство Лариных - гоголевские персонажи, вообще-то.
И оцените добродушие Пушкина – насколько он «не Гоголь», насколько «не Щедрин», «не Чехов» насколько он далек от следующей за ним русской литературы (повторю мысль Розанова). Такое добродушие – и о таких «никчемных, пустых людишках»! Вот – Пушкин.
Tags: ЕО
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment