kirovtanin (kirovtanin) wrote,
kirovtanin
kirovtanin

Онижедети из фильма

"Иосиф Церетели, 25 лет, художник киностудии «Грузия-фильм», сын члена-корреспондента Академии наук ГССР Константина Церетели. Умер в СИЗО до вынесения приговора.
Гега Кобахидзе, 21 год, актер «Грузия-фильма», сын кинорежиссера Михаила Кобахидзе (живет сейчас во Франции) и актрисы из княжеского рода Мачавариани. На момент совершения преступления снимался в фильме «Покаяние» в роли Торнике. Расстрелян.
Дато Микаберидзе, 25 лет, студент четвертого курса Тбилисской Академии искусств, сын управляющего строительным трестом Интуриста. Это он убил стюардессу Валентину Крутикову выстрелом в затылок, а затем застрелился, узнав очертания тбилисского аэропорта.
Братья Каха и Важа Ивериели 24 и 29 лет соответственно. Их отец – профессор медицины, завкафедрой Института усовершенствования врачей.

"Незадолго до теракта Кобахидзе привел своих друзей на закрытый показ учебного фильма «Набат», снятого для нужд МВД и гражданской авиации. Там были продемонстрированы приемы отражения захвата самолета. Подобные события в СССР уже бывали, потому и был снят учебный фильм. Из него-то «онижедети» и узнали, что в салоне могут находиться легендированные сотрудники авиационной безопасности. Это переопределило дальнейшую жуть.

При захвате лайнера компания ликвидировала всех, кто, по их мнению, был похож на сотрудников безопасности. Ударом бутылки шампанского по голове был убит пассажир Соломония. Выстрелами в упор тяжело ранены Плотко и Гвалия (Плотко навсегда остался инвалидом).

Схватив стюардесс, преступники заставили пилотов открыть кабину. После этого Табидзе выстрелом в ухо убил бортинженера Чедию и тяжело ранил летного проверяющего Шарбатяна. Важно знать, что стрелял он в упор и в лицо – для этого нужно или быть зверем, или иметь военный опыт. Пуля попала Шарбатяну в лоб, но он умер только через несколько часов, долго оставался в сознании и даже протягивал летчикам деньги из кармана со словами «передайте жене».

В те времена летчики на приграничных трассах имели при себе табельное оружие. ТТ был и у штурмана Гассояна. Он сидел за ширмой, и преступники заметили его не сразу. Гассоян открыл ответный огонь, убив Табидзе и ранив Церетели. Затем огонь открыл пилот Гардапхадзе, ранив братьев Ивериели.

И он, и второй пилот Габараев тоже были ранены, но Габараев начал намеренно «кидать» самолет из стороны в стороны, чтобы сбить нападавших с ног. Воспользовавшись ситуацией, Гассоян затащил в кабину смертельно раненного Шарбатяна, а стюардесса Крутикова заперла дверь, оставшись в салоне. Это определило ее судьбу.

Бронированную дверь кабины пули не брали, и «онижедети» в отместку устроили в салоне кровавую баню.

Перед событием они приняли какие-то таблетки, которые, предположительно, достали на работе братья Ивериели, а потому постепенно теряли представление о реальности. А именно – расхаживали по салону, пили шампанское, стреляли в людей и пытали бортпроводниц. Зачем-то убили пассажира Абояна, ранили Киладзе, Инаишвили и Кундеренко.

Вместе с компанией террористов на рейс попали еще две девушки – Анна Мелива и Евгения Шалуташвили, которые искренне считали, что летят со своими друзьями в свадебное путешествие. Каждая из них получила по пуле просто так.

Беременная Петвиашвили вырывала волосы с головы стюардессы Химич и била женщин-пассажирок стволом пистолета по лицу. Она, видимо, была настолько накачана наркотиками, что в момент штурма самолета «Альфой» просто отключилась, наставив пистолет на спецназовца.
https://vz.ru/columns/2017/10/3/889505.print.html
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments