kirovtanin (kirovtanin) wrote,
kirovtanin
kirovtanin

Category:

Утро аристократа

Почти сто лет не переиздавали книгу Льва Павлищева, племянника Пушкина, написанную со слов матери и с использованием писем семьи. Вересаев относил его к тем, кто писал "неблагоприятно" о поэте (наряду с Корфом, Марией Мердер и проч.). Но почему? Прочитал, и сначала не мог понять - откуда такое неприятие со стороны пушкинистов? Да, несомненно, "прямая речь" Пушкина выдуманы Павлищевым а ля Фукидид, однако она занимает лишь малую часть книги - почему же не используют пушкинисты остальное - документы, им приводимые? Я читаю лет двадцать все "про Пушкина" и очень много, но не встречал ничего взятого из этой книги, за исключением истории с зайцем, преградившим Александру Сергеевичу путь к Сенатской площади в декабре 1825г.
Но кажется понял. Вот это письмо прочтите. Коллизии, словно взятые из романов Достоевского, а автор "Евгения Онегина" - их участник.

22 ноября 1835 года, Ольга, сестра Пушкина, в письме мужу рассказывает о событиях после получения отцом поэта 1400 рублей от управляющего Михайловским:
«Я удалилась в другую комнату, дать отцу и брату объясняться на свободе. Однако слышала их прение. Александр говорил с большим жаром, и, когда спор кончился, пришел ко мне и сказал: «Для тебя есть девятьсот рублей, но тебе не дадут ничего, потому что мой отец, несмотря на мои доказательства, упорно утверждает, что деньги для Льва. Мама, лежа в постели, услышав, что говорят о деле в соседней комнате, перепугалась, опасаясь сцены, а сидевшая у матери Княжнина выходит к нам на цыпочках, со словами: «Бога ради потише! С вашей мама сделается дурно». Я сей же час пошла с братом к больной; Александр, полагая ее успокоить, сказал ей, что ничего особенного не случилось, а разговор касался денег, высланных из деревни. Затем Александр взялся за шляпу и был таков. Весь день мой отец дулся; за обедом и ужином не проронил ни слова, но после ужина последовал за мной и, показывая мне бумажник, сказал: «Тут есть деньги и для тебя, как уверяет Александр; возьми по крайней мере часть». Первым моим словом было отказаться, и я отвечала: «Если вас это стесняет, ни за что на свете не приму, а попрошу только у вас, что мне должны». – «Но это меня нимало не стесняет, – отвечал отец. – Матвей Михайлович Сонцов мне прислал кое-что на днях…» Я опять просила его не беспокоиться, вследствие чего он и положил обратно бумажник в карман, а на другой день… ни слова. На третьи сутки, зарядившись храбростью и видя отца в хорошем расположении, я попросила должные мне сто двадцать пять. На это «дражайший»: «Возьми же пятьсот, прошу тебя»; После того я уже отцу не прекословила. Остальные пятьсот отец послал в Тифлис Леону, вместе с письмом довольно бесцеремонным, чтобы не сказать резким. Но храброму капитану – с гуся вода: подвергается не таким пулям. Как тебе это все кажется? Право, папа жалок, всегда нуждается. Александр уверяет, что «дражайший» опять хочет заключить заем. Со всех сторон отца обманывают, обворовывают, грабят, да еще подсмеиваются над ним. А челядь его – саранча сущая. Итак, не присылай теперь мне денег: у меня более четырехсот рублей: двухсот круглым счетом очень достаточно; если же весной поедем в деревню – и того слишком много. Не буду выезжать, помимо увещаний Александра, в свет, во избежание расходов».
При том что и Александр и брат Лев проигрывали в карты зараз по 30 тысяч "в долг".
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments