kirovtanin (kirovtanin) wrote,
kirovtanin
kirovtanin

Гм

Деникин "Очерки русской смуты" Том пятый

"Коновалец был действительно хозяином положения в Киеве и засилье галичан в армии и правительстве создавало картину настоящей оккупации ими Украины. Галицийские сечевики были достаточно дисциплинированы и обучены. Слушались своих командиров, невзирая на крайне разношёрстный их состав: там были, кроме русских галичан, румыны, венгры, немцы – разноязычный конгломерат бывшей австрийской армии. Дрались сечевики исправно и с презрением относились к разнузданным толпам «надденпрянцев». Но своим неистовым украинством, грубостью, реквизициями и грабежами они вызывали крайнее озлобление не только в великорусском, но и в малорусском населении, которое обзывало сечевиков «немцами».
(Остальная армия) Трудно было ожидать иного от армии, где люди проникнутые украинским национализмом, считались единицами, а прочие были просто вольныцми или невольными наёмниками. Все эти не помнящие родства «Иванивы» и «Петривы» балакали с грехом пополам на мове, боялись своих казаков и ждали только подходящего случая, чтобы бросить свой куринь и «вильну Украину».

Украинизация, начавшаяся с вывесок, в формах исключительно грубых и пошлых захватывала школу, церковь, печать и вызывала новую чистку служилого элемента во всех сохранившихся еще государственных учреждениях. Борьба с украинством была объявлена приказом Петлюры государственным преступлением, подлежащим ведению полевых судов. Точно так же «по законам военного времени» Директория обещала карать «всякую агитацию и пропаганду лозунгов бывшего гетмана о федерации с Россией.

Вместе с тем во все страны Европы посланы были огромные миссии, в общем около 200 человек, для пропаганды идей самостийной Украины, в поисках признания и помощи. Эти делегации, снабженные большими средствами и неукротимой фантазией, долгое время мистифицировали Европу в отношении стремительности "национального" движения, прочности правительства и силы "пятисоттысячной украинской армии".

...В речах Петлюры, Винниченко и других рисовалось безнадежное положение "державы": армии нет, власти нет, враги кругом, ни с Москвой, ни с Антантой к согласию не пришли. ... Москва не хотела ни самостийности, ни Директории. Поэтому, когда было обеспечено невмешательство немцев и выяснена полная инертность французских войск на юге, Совет комиссаров решил покончить с фикцией украинской власти. ... Директория отдала Киев без боя и переехала в Винницу.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments