kirovtanin (kirovtanin) wrote,
kirovtanin
kirovtanin

Categories:

Песня "Коногон"

"Вот лошадь мчится по продольной,
По темной, узкой и сырой,
А коногона молодого
Предупреждает тормозной:

«Ах, тише, тише, ради бога!
Здесь ведь и так большой уклон.
На повороте путь разрушен,
С толчка забурится вагон».

И вдруг вагончик забурился,
Беднягу к парам он прижал,
И к коногону молодому
Друзей на помощь кто-то звал.

Через минуту над вагоном
Уже стоял народ толпой,
А коногона к шахтной клети
Несли с разбитой головой.

«Ах, глупый, глупый ты мальчишка.
Зачем так быстро лошадь гнал?
Или начальства ты боялся,
Или конторе угождал?»

«Нет, я начальства не боялся,
Конторе я не угождал, -
Мне приказал начальник шахты,
Чтоб порожняк быстрей давал.

Прощай навеки, коренная,
Мне не увидеться с тобой,
Прощай, Маруся, ламповая,
И ты, товарищ стволовой.

Я был отважным коногоном,
Родная маменька моя,
Меня убило в темной шахте,
А ты осталася одна».

(сб.: Песни русских рабочих (XVIII - начало XX века). М.-Л., 1962).
Старая дореволюционная шахтерская песня - из тех времен, когда на шахтах использовали лошадей (кое-где так было до середины 20 века). Ее вариант прозвучал в фильме Леонида Лукова "Большая жизнь" о шахтерах Донбасса 1930-х гг. (1939). Там песню пел отрицательный герой-вредитель Макар Ляготин (его играл Лаврентий Масоха), сидя в пивной и играя на гармони. Во время войны у этой песни появилось огромное количество вариантов - для танкистов, лётчиков, десантников, матросов, партизан. Самый известный вариант фронтовой переделки «Коногона» был опубликован в повести Виктора Курочкина «На войне как на войне», а в своём теперешнем варианте она появилась в одноимённом кинофильме Виктора Трегубовича. Сразу после премьеры кинофильма песня обрела огромную популярность.

"На поле танки грохотали,
Солдаты шли в последний бой,
А молодого командира
Несли с пробитой головой.

По танку вдарила болванка.
Прощай родимый экипаж.
Четыре трупа возле танка
Дополнят утренний пейзаж.

Машина пламенем объята,
Вот-вот рванет боекомплект.
А жить так хочется ребята.
И вылезать уж мочи нет.

Нас извлекут из-под обломков,
Поднимут на руки каркас,
И залпы башенных орудий
В последний путь проводят нас.

И полетят тут телеграммы
Родных и близких известить,
Что сын ваш больше не вернется.
И не приедет погостить.

В углу заплачет мать-старушка,
Смахнет слезу старик-отец.
И молодая не узнает,
Какой у парня был конец.

И будет карточка пылиться
На полке пожелтевших книг.
В военной форме, при погонах,
И ей он больше не жених".
Subscribe

  • Субботнее брюзжание

    Прочтите сразу после первой главы "Евгения Онегина" восьмую главу и вы поймете Белинского, написавшего в 1835-м: "...Вообще очень мало утешительного…

  • И вот ввели в семью чужую...

    Продолжаю комментировать «Евгений Онегин» ГДЕ НАХОЖУСЬ: Девятнадцатая строфа третьей главы. Продолжение рассказа няни о своем замужестве, неожиданное…

  • — И полно, Таня! В эти лета

    Продолжаю комментировать «Евгений Онегин» ГДЕ НАХОЖУСЬ: Восемнадцатая строфа третьей главы. Рассказ няни о своем замужестве. ТЕКСТ: — И полно, Таня!…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment