kirovtanin (kirovtanin) wrote,
kirovtanin
kirovtanin

Category:

Бойково поле

На завершающем этапе Корсунь-Шевченковской операции вся недобитая масса противника скопилась на Бойковом поле

Конев «Записки командующего фронтом»:
"Вспомнил, какая страшная картина представилась мне зимним Утром 1944 года после завершения Корсунь-Шевченковской операции. Такого большого количества трупов на сравнительно небольшом участке мне не пришлось видеть на войне ни до, ни после этого, Немцы предприняли там безнадежную попытку прорваться ночью из котла, и стоило это им страшных потерь. Кровопролитие не входило в наши планы: я отдал приказ пленить окруженную группировку. Но в связи с тем что командовавший ею генерал Штеммерман, в свою очередь, отдал приказ пробиться во что бы то ни стало, мы вынуждены были противопоставить силе силу. Немцы шли ночью напролом в густых боевых колоннах. Мы остановили их огнем и танками, которые давили на этом страшном зимнем поле напирающую и, я бы добавил, плохо управляемую в ночных условия толпу. И танкисты тут неповинны: танк, как известно, плохо видит ночью. Все это происходило в кромешной темноте, в буран. Под утро буран прекратился, и я проехал через поле боя на санях, потому что ни на чем другом передвигаться было невозможно. Несмотря на нашу победу, зрелище было такое тяжелое, что не хочется вспоминать его во всех подробностях."

Сразу же после войны Конев рассказывал американцем по другому, что вовсе не из-за плохой видимости а сознательно мы подавили танками врага. Вот, беллетризированное, но более точное описание событий:

С. Смирнов «Сталинград на Днепре»
"На южной окраине поля поток ринувшихся из тыла солдат столкнулся с отступающими после неудачной атаки цепями пехотинцев, за которыми по пятам катился огневой вал советской артиллерии. Только что вышедшие из боя автоматчики и бросившие свое ненужное оружие тыловики, охваченные паникой обозники и ищущие спасения раненые — все это смешалось в одну хаотическую многотысячную толпу, на которую тотчас же нахлынула волна артиллерийского огня. Толпа тяжело шарахнулась назад, спасаясь от снарядов.

И тогда слева, со стороны Комаровки, послышался глухой, однообразный шум — рокот сотен моторов, растущий, усиливающийся с каждой минутой. Тревожно прислушиваясь, толпа на мгновение остановилась. Рокот превратился в тяжкий рев, который, казалось, поглотил все остальные звуки. Впереди, в белом снеговом тумане, смутно проступили контуры громоздких машин.
— Panzer! Panzer! — прокатилось по толпе.

Танки, уже различив за пеленой снега темную массу солдат, открыли огонь. И все то, что осталось от обеих немецких колонн, при виде этой неудержимо несущейся стальной стены, извергающей снопы огня, сразу превратилось в паническое стадо. С криками ужаса, толкаясь, падая, давя друг друга, толпа солдат бросилась бежать от танков к противоположному, правому, краю поля.

А оттуда, навстречу им, по всей ширине поля, быстро приближаясь, нарастало русское «ура» и доносился странный, частый топот. И вдруг у кого-то из бегущих впереди вырвался полный страха и отчаяния крик:
— Коsаk! Коsаk!

Неперерез снежным волнам бурана, прямо на обезумевшую толпу солдат неслась плотная казачья лава. Победный, торжествующий клич гремел над рядами конников, увидевших противника; тяжко храпели кони, уже охваченные азартом боя, и поднятые ввысь клинки взблескивали, шевелились над красноверхими кубанками всадников.

Казаки врезались в толпу, и началась сеча. Кавалеристы рубили врага так же, как когда-то на этих полях рубили польских шляхтичей запорожцы Богдана Хмельницкого, так же, как четверть века назад здесь же рубили махновцев конные полки Буденного. Свистели обагренные кровью клинки, кони топтали копытами трупы, и тысячи солдат в зеленых шинелях метались по полю. С востока на них неудержимо надвигалась сталь-пая громада танков, словно тяжелым прессом отжимая их на другой край поля, где мелькали казачьи клинки, как в мясорубке перемалывая то, что осталось от окруженных войск.

Последняя воля к борьбе, последние надежды на спасение были сокрушены в прах этим двойным ударом танков и конницы. Остатки немецких колонн под этим ударом окончательно утратили всякие следы военной организованности и сразу превратились в беспомощное скопище обессиленных, морально раздавленных, полусумасшедших людей.
И когда на середине Войкова поля встретились танки Кириченко и казаки Мороза, на всей этой обширной холмистой равнине уже не было гитлеровских солдат"


(Это были в основном остатки дивизии СС «Викинг», полк голландцев и фламандцев, полк норвежцев и шведов, батальоны финнов и эстонцев, Первый Евросоюз, «расово приемлемые народы»).
Subscribe

  • (no subject)

    Александр Зубченко: "Справедливости ради отмечу, что при Зеленском положение прайда улучшилось. Очень много представителей этой… Да, б…ть, как…

  • Два поколения назад

    Трифонов "Время и место": "...посреди площади троллейбус остановился — пропускал пешую колонну, шедшую снизу, от парка. Впереди колонны шагал человек…

  • Второй Байкальский тоннель

    "Строительство Первого Байкальского тоннеля началось в 1974 году Тоннельными отрядами № 12 и № 21 треста «Бамтоннельстрой». Строительство…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments