November 30th, 2021

Без России

Анатоль Ливен "Чечня: трагедия российской мощи. Первая чеченская война"
"Я видел его в последний раз в ноябре 1994 года в большом, но в то же время простом доме на обычной грязной улице. Похоже, что его банда собралась из всех окрестных мест – в ней были не только чеченцы, но и русские и дагестанцы. С ними были и маркитантки – женщины, шатко ходившие на высоких каблуках или таскавшиеся в калошах по грязи деревенских улиц. Лабазанов был не слишком высок, но столь солидно сложен, на его украшенном золотом поясе висело два пистолета Стечкина, на голове была черная повязка, большие золотые часы с рубинами, золотое кольцо с рубином (рубины, очевидно, были в том году в моде в Грозном), тяжелый золотой браслет и золотая цепь вокруг бычьей шеи. «Жена» Лабазанова, выглядевшая лет на семнадцать девушка выдающейся красоты, с треугольным лицом, огромными глазами и идеальным ртом, но с вампирским белым макияжем, который в темноте отсвечивал пурпурными тенями для глаз и помадой – нечто в духе семейки Аддамсов, как я отметил в тот момент. У нее также были длинные ноги прекрасной формы – мне открылась достаточная их часть, поскольку на ней были черная кожаная мини-юбка и ботинки. У нее тоже имелись АК-47 и автоматический пистолет, а также нагрудный патронташ, пояс с патронами и браслеты, заклепки, ожерелье и стальные кольца. Вся эта сцена выглядела как будто из фильма «Безумный Макс» – точнее, не как будто, а это и был «Безумный Макс», либо же эти люди в любом случае пересоздавали себя в соответствии с тем, что они видели в голливудских боевиках. Когда нас привели на кухню, где сидел Лабазанов, к тому времени определенно утративший свое прежнее положение, он нарочито забавлялся новым пистолетом с лазерным прицелом, красная точка которого плясала по стенам и нашим телам, пока мы разговаривали – вылитый Терминатор".

Крутой поворот


"В эти годы у Кима родились еще двое детей, сын Шура и дочь Таня (Кен Хи). Как вспоминают люди, знавшие Ким Ир Сена, будущий вождь намеревался связать свою судьбу с Советской Армией: продолжить карьеру советского офицера, осесть в СССР. Не случайно все дети его получали русские имена. Как отмечает известный кореевед Андрей Ланьков: «… как знать, повернись история иначе, очень может быть, что где-нибудь в Москве жил бы сейчас пожилой отставной полковник или даже генерал-майор Советской Армии Ким Ир Сен, а его сын Юрий (Ким Чен Ир) работал бы в каком-нибудь московском НИИ и в конце восьмидесятых, подобно большинству столичных интеллигентов, скорее всего, с энтузиазмом участвовал бы в многолюдных шествиях „Демократической России“… Можно еще добавить, что, возможно, тогда бы Ким Ир Сен ворчал про „предателей, которые Союз развалили“, а Ким Чен Ир спорил бы с ним по поводу этого, убеждая, что „система безнадежно прогнила и серьезные перемены в СССР неизбежны“».
Кирьянов "Северная Корея".

Эль Мюрид все объяснил

"Поддержка российской знатью глобального проекта цифрового контроля над населением вызвана двумя базовыми факторами, которые для этой знати начинают иметь ключевое, буквально жизненное значение.
Попытка увеличить объемы добычи натолкнулась на истощение месторождений. Газовая история с дефицитом газа на критически важном для Газпрома направлении — европейском — тоже объясняется в значительной мере тем же фактором.
Наступает время думать об «отходе». Страна разорена, ограблена, выдоена. Природные ресурсы конвертированы в собственность и переведены в другие юрисдикции. Пора переходить к задаче сохранения — и без подчеркнутой лояльности к владельцам этих юрисдикций такую задачу не решить. Управлять населением только инструментами принуждения и насилия невозможно. Обеспечивать размен рентных отчислений на лояльность в условиях ресурсной катастрофы для всех социальных групп невозможно. Возникает проблема смены модели управления. Если в прежней системе отношений блага были положены и закреплены в качестве обязательств государства (пенсии, пособия, заработная плата, бесплатное образование и здравоохранение), то в «новой нормальности» блага распределяются в индивидуальном порядке и только в ответ на демонстрацию лояльности (участие в вакцинации, как пример)".