October 8th, 2020

Казус

Читаю "Солнце мертвых" Шмелева, про Крым 1920 года с голодом и красным террором, и неожиданно не чувствую неприязни к большевикам, хотя описаны они как звероподобно-инфернальные существа.
Объяснение простое: так совпало, что читаю сразу после воспоминаний Бабушкина о быте рабочих перед революцией и "Записки врача" Булгакова о состоянии русской деревни. Поверьте, у шариковых и швондеров (как принято в современной России подразумевать красных) проблема была не с кружевными труселями в Венской опере а о том, что господствующий класс их реально и систематически уничтожал физически и нравственно:

"...Каждый день над рабочей слободкой, в дымном, масляном воздухе, дрожал и ревел фабричный гудок, и, послушные зову, из маленьких серых домов выбегали на улицу, точно испуганные тараканы, угрюмые люди, не успевшие освежить сном свои мускулы. В холодном сумраке они шли по немощеной улице к высоким каменным клеткам фабрики; она с равнодушной уверенностью ждала их, освещая грязную дорогу десятками жирных квадратных глаз. Грязь чмокала под ногами. Раздавались хриплые восклицания сонных голосов, грубая ругань зло рвала воздух, а встречу людям плыли иные звуки - тяжелая возня машин, ворчание пара. Угрюмо и строго маячили высокие черные трубы, поднимаясь над слободкой, как толстые палки.

Вечером, когда садилось солнце, и на стеклах домов устало блестели его красные лучи, - фабрика выкидывала людей из своих каменных недр, словно отработанный шлак, и они снова шли по улицам, закопченные, с черными лицами, распространяя в воздухе липкий запах машинного масла, блестя голодными зубами. Теперь в их голосах звучало оживление, и даже радость, - на сегодня кончилась каторга труда, дома ждал ужин и отдых.

День проглочен фабрикой, машины высосали из мускулов людей столько силы, сколько им было нужно. День бесследно вычеркнут из жизни, человек сделал еще шаг к своей могиле, но он видел близко перед собой наслаждение отдыха, радости дымного кабака и - был доволен.

По праздникам спали часов до десяти, потом люди солидные и женатые одевались в свое лучшее платье и шли слушать обедню, попутно ругая молодежь за ее равнодушие к церкви. Из церкви возвращались домой, ели пироги и снова ложились спать - до вечера.

Усталость, накопленная годами, лишала людей аппетита, и для того, чтобы есть, много пили, раздражая желудок острыми ожогами водки. Вечером лениво гуляли по улицам, и тот, кто имел галоши, надевал их, если даже было сухо, а имея дождевой зонтик, носил его с собой, хотя бы светило солнце" (Горький "Мать").
----
Не знаю, может быть со временем это пройдет и я как все снова начну сопереживать белым и смеяться над швондерами.

Процитирую себя

Написал в мае 2007, даже до Мюнхенской речи (что-то вдруг нашло) а сейчас сбывается:
"...В который раз, в 41 году, западный мир дойдя до нравственного, организационного и интеллектуального тупика, отправился во главе с немцами на Восток утрясать свои проблемы - “русский хаос” - творческая стихия, через которую европейцы должны пройти чтобы преобразиться (Г.Гессе). Четырехлетняя война сняла напряжение в Европе, сплотила ее и произвела смену лидера. Германия же, как страна больше всех потрудившаяся на общее благо, получила и дополнительный бонус - далеко на Волге она нашла себе Тибет, и Чуйкова - его Далай-ламу. В районе Питомника произошло сатори и было написано может быть лучшее, что есть в германской литературе ХХ веке - “Письма немецких солдат из Сталинграда”

Казалось Запад опочил -
Но чуток сон - и по ночам, тоскуя,
Порою встав он смотрит на Восток... (Тютчев).

Будущее как никогда чревато новой схваткой Ормузда и Аримана. На Западе рождается новая цивилизация афро-азиато-латино-и-черт-знает-еще-кого-американцев, а значит ей скоро понадобится кровавая купель. “Рождении нации” редко обходится без войн, а значит без нового Дранг нах Остен к нам в гости не обойтись...
Что касается нас... то мы, снова и снова с упорством муравьев отстраиваем разрушенное и маниакально готовимся к обороне, вызывая этим “справедливое” недоумение и раздражение Европы".
https://kirovtanin.livejournal.com/48646.html

Почему?

Лев Данилкин "Ленин: Пантократор солнечных пылинок"
"...Подобранные Лениным образы и цифры позволяют нынешнему читателю отчетливо представить картину положения пролетариата в России 1890-х: откуда он взялся, что собой представляет – и в каком чудовищном положении находится. И вот, собственно, именно ради этого и следует читать сейчас «Развитие капитализма»: чтобы уяснить, с какой стати и ради кого он, Ульянов, вообще стал всем этим заниматься, почему решил потратить свою жизнь на погоню за фантомом – при том, что происхождение и талант открывали перед ним двери, очевидно, более перспективные.

Почему? А потому что обнаружил кое-что такое, чего никто до него не замечал. Россия наполнилась фабриками, где вчерашние крестьяне работают в диких условиях – голые, при тридцатиградусной жаре, «в воздухе носится тонкая и нетонкая пыль, шерсть и всякая дрянь из нее». Потому что отношения между классами изменились, и все «человеческое» теперь выведено за рамки рабочих отношений в принципе: «опытные наниматели хорошо знают», что рабочие «поддаются» только тогда, когда съедят весь свой хлеб. «Один хозяин рассказывал, что, приехавши на базар нанимать рабочих… он стал ходить между их рядами и палкой ощупывать их котомки: у которого хлеб есть, то с теми рабочими и не разговаривает, а уходит с базара» и ждет, пока «не окажутся на базаре пустые котомки».

Потому что капитализм сгоняет беднейших крестьян с земли – и они пешком, не имея средств на покупку железнодорожных билетов, «бредут за сотни и тысячи верст вдоль полотна железных дорог и берегов судоходных рек, любуясь красивыми картинами быстро летящих поездов и плавно плывущих пароходов… Путешествие продолжается дней 10–12, и ноги пешеходов от таких громадных переходов (иногда босиком по холодной весенней грязи) пухнут, покрываются мозолями и ссадинами. Около 1/10 рабочих едет на дубах (большие, сколоченные из досок лодки, вмещающие 50–80 человек и набиваемые обыкновенно вплотную)… Не проходит и года без того, чтобы один, два, а то и больше переполненных дуба не пошли ко дну с их пассажирами».

Из XXI века все это кажется беллетристикой, однако надо сказать, картины такого рода, увиденные вживую, производят очень сильное впечатление: автор этих строк наблюдал в йеменской пустыне группы полуголых голодных нищих из Сомали, которые нелегально, с риском для жизни, переплывают через Баб-эль-Мандебский пролив и по сорокаградусной жаре, умирая от голода, бредут в богатую Саудовскую Аравию в надежде получить там работу; кто они, как не миражные двойники тех русских крестьян? Все продолжается, капитализм никуда не делся; сейчас в химически чистом виде его редко можно встретить в России, но в 1890-х он попадался на каждом шагу".

Перед коллективизацией

Из-за нехватки у города промышленных товаров для обмена и обесценивания денег - «забастовка» обладателей товарного хлеба, возможно желание кулаков политически «прощупать» власть. В стране, даже в армии начинаются перебои с хлебом, в городах возникают "хвосты", особых запасов нет, золота для покупки за границей тоже. Ситуация грозит обернуться новым обезлюденьем городов (Петроград в революцию лишился 75% населения) на этот раз окончательным, с неисчислимыми цивилизационными и этническими последствиями, прежде всего для русских. Finis Russiae.
И все из-за того, что нет гвоздей для обмена на хлеб. В самом деле погибать из-за этого? Правда-правда? Под угрозой такого кошмара, не то что "кровавый Сталин", даже Горбачев проучил бы деревню. И хорошо проучил.

"Солнце мертвых"

Иван Шмелев
Из письма Ольге Бредиус-Субботиной от 30 июня 1941 года после нападение Германии на СССР:
"Милый друг мой… Я так озарен событием 22.VI, великим подвигом Рыцаря, поднявшего меч на Дьявола. Верю крепко, что крепкие узы братства отныне свяжут оба великих народа. Великие страдания очищают и возносят.
Господи, как бьётся сердце моё, радостью несказанной…"
Из письма ей же 9 октября 1941 года после окружения наших войск под Вязьмой:
«Ведь вчера был день… преп. Сергия Радонежского России покровителя. Я ждал… Я не обманулся сердцем, Преподобный отозвался... Я услыхал фанфары, барабан - в 2 ч. 30 мин., - специальное коммюнике: прорван фронт дьявола, под Вязьмой, перед Москвой, армии окружены... идёт разделка, Преподобный в вотчину свою вступает. Божье творится не нашими путями, а Его, - невнятными для нас. Сроки близки. Оля!»