July 13th, 2020

"Гоголевские традиции"

Со слов Голдинга его "Повелитель мух" был реакцией на послевоенную эйфорию в Англии "Дякую тобі боже що я британец" (кстати и у нас было схожие настроения после Победы). Однако в своей притче он всего лишь раза два упомянул что инфернальный ужас устроили именно английские дети ("Мы не дикари какие-нибудь. Мы англичане. А англичане всегда и везде лучше всех. Значит, надо вести себя как следует"). А если бы русский писатель захотел сказать нечто своему народу вот так же как Голдинг - что бы вышло? Правильно: "Мужики" Чехова, "Власть тьмы" Толстого, "История одного города" - дубиной по сусалам. Мне кажется одни писатели-деревенщики из всей русской литературы умели с чувством меры обличать свой народ.

"Цифровая машина"



Комменты:
"Но к ЦМ вернутся в этом стриме еще один раз - что произошло с Цифровой машиной? Дмитрий Евгеньевич ответил, что ЦМ руководили крупные практические бизнесмены (на сайте ЦМ руководителями числятся жена Галковского и какой-то парень в тёмных очках), в какой-то момент они не послушались ДЕГа и повели Машину не туда - бросили силы на материальные воплощения деятельности (какие-то офисы и оборудование), а надо было на идеологические. Дальше помешали внешние обстоятельства - в 14-м году санкции и "снизилась мобильность", а сейчас карантин.

Вы его стрим № 13 послушайте! с 39 по 42 минуту. Там вообще комедия: деньги на ЦМ образовались из копилки ДЕГа, в которой было по копеечке накоплено 500 рублей. Трогательная история: как их подсчитывали и даже фиксировали это на видео (!) Потом из них образовалось 70тыс (как - не сказано: не иначе, на Поле чудес размножились, как когда-то обещали наивному Буратино небезызвестные кот и лиса). а когда утята их быстро растранжирили на туалетную бумагу и прочие "необходимые" расходы - вот тут-то Галковский и понял, что утят деньги не любят))) и они вообще не про бизнес!

Деньги естественно государственные. Никаких инвесторов и серьезных бизнесменов там нет и быть не могло. Никакой идиот не вложит и рубля в этот бредовый проект. именно коммерческая бессмысленность и отсекает версии, что это московские риелторы или еще какие-то реальные бизнесмены умеющие извлекать прибыль, вдруг вписались под такую чушь да еще и своми деньгами.

Задачей Цифровой Машины была имитация активной деятельности с целью привлечения инвесторов. Они ничем не занимались, целыми днями бесцельно играли, никаких значимых утиных кланов так и не создали. Самое смешное, что всё могло бы реально работать, даже Исландская школа могла бы себя полностью окупать, но как ни странно автору проекта это было абсолютно не нужно. У проекта было два пути. Взять деньги, пообещать и: 1. Организовать молодёжное движение, имея очень серьёзную официальную поддержку. 2. "Стартап не пошёл". Вот он и не пошёл. Сейчас главное раскланяться, извиниться, удалиться и жить спокойно. Аминь. Мало ли какой стартап "не пошёл".

Люди там разбежались очень давно.Collapse )

"Человек, который был Четвергом"

Вот значит откуда это у Честертона. Вдобавок там сюжет про азефщину, а Бланки, помимо прочего, был знаменит именно своим предательством.
Молчанов "Огюст Бланки"
"Провал «Общества семей», по мнению Бланки, требует резко усилить секретность, тайну в подготовке и организации задуманного им дела. Он считает, что в прежнем обществе было слишком много людей, и теперь речь идет о строго ограниченном числе участников, количество которых предопределяется самой структурой организации.
Вместо прежних «семей» должны быть созданы «недели» из шести членов, подчиненных «воскресенью». Четыре «недели» составят «месяц» под управлением «июля». Три «месяца» войдут в состав «времени года». Во главе этого «сезона» встанет командир — «весна». Четыре «времени года» образуют «год» под руководством революционного представителя. Таким образом «год» будет состоять из 365 человек. Общество в целом не должно включать более трех «лет». Общество времен года» возглавлял триумвират: Бланки, Барбес и Бернар. Но руководящая роль Бланки закреплялась теперь формальным наделением его званием главнокомандующего. Само это слово предопределило боевой характер организации, предназначенной вести вооруженную борьбу за власть. Уже в 1838 году в обществе было около 700 членов, а в марте 1839 года их число превысило 900. Главной обязанностью вступающего в общество оставалось абсолютное повиновение руководству. Член общества получал только одно право — сражаться и умирать в борьбе за свержение власти Луи-Филиппа и крупной буржуазии, за установление социальной республики".