July 9th, 2020

"Пиковая дама" Национальный театр Нидерландов 2016, Ковент-Гарден 2019


Не знаю как начать... Во время увертюры артист, загримированный как Петр Ильич Чайковский пытается заняться оральным сексом со спящим Германом, тот просыпается, демонстративно застегивает ширинку, хохочет, требует деньги и уходит, композитор в расстроенных чувствах садиться за рояль, сочиняет оперу, выпивает холерную воду и умирает. Норвежец Штефан Херхайм уже ставил в Амстердаме "Евгения Онегина" с красноармейцами, космонавтами и медведями, теперь замахнулся и на "Пиковую даму".

Лиза - лесбиянка, ей хорошо с подружкой, но Чайковский-Елецкий, дабы досадить своему неверному любовнику Герману делает ей предложение, Лиза в отчаянии, лесбийскому счастью конец и она поет: "Мои девичьи грезы, вы изменили мне!" Появляется Чайковский-Елецкий, пытается приобнять Лизу, но долго не выдерживает и с отвращением убегает. Он мил и любезен как истинный гей - в противовес гетеросексуалу грубияну и мужлану Герману, Лиза из двух зол тянется именно к нему, в сцене на набережной ее ария обращена именно к находящемуся рядом Чайковскому-Елецкому - "Супруг мой, мой повелитель!" а появившийся наконец Герман вызывает у нее непонятные и вялые эмоции. Вообще несоответствие между текстом арий и происходящим на сцене просто оскорбительное - "Что-то бормочут на своем варварском наречии, не обращайте внимание, следите лишь за моими мизансценами". Все исполнители русские, с хорошей дикцией, поэтому это отношение к Пушкину и Чайковскому как к варварам заметно и бьет по нервам чрезвычайно.

Что еще? Графиню хоронят в рояле Чайковского и наконец то я уразумел, что мягкое гей-порно в "современном искусстве" это не извращенчество отдельных режиссеров а кондовый мейнстрим. С чем всех и поздравляю.

Катрен про Америку

Александр Панарин "Стратегическая нестабильность в XXI веке"
2004 год:
"Гражданская война в Америке, которая, скорее всего, ожидает Америку в середине XXI века с большой вероятностью выльется в идейно-политическое, а затем и административно-государственное размежевание штатов, оставшихся прибежищем WASP, и регионов "внутреннего Юга", причем логика политического развития этой конфедерации штатов белого Севера интуитивно просматривается уже сейчас. Расистскую партию войны, скорее всего, сменят либералы-пацифисты с влиятельной еврейской группировкой "горовского" типа. Эта группировка примется за активное перевоспитание агрессивной "субкультуры" англосаксов на пацифистский, "консенсусный" и эклектически всеядный лад. Соответствующие лоббисты найдут свои убедительные аргументы, направленные против культуры англосаксов как опасно конфронтационной, милитаристской и расистской — подлежащей полной реорганизации. Прецедент уже был: еврейские интеллектуалы — создатели проекта "авторитарная личность" — однажды уже обвинили протестантскую культуру в порождении феномена фашизма и даже объявили Лютера "первым фашистом".

Тот, кто изучал гражданскую войну в США, в которой янки впервые заявил о себе как рыночный нигилист, экспроприатор и "огораживатель", не может избавиться от впечатления неполной, не до конца состоявшейся легитимности Америки как государства. Социальная трещина между олицетворяющим "рыночную идею" Севером США и сохраняющим "внерыночную" идентичность Югом тщательно законопачивалась и замазывалась, но ее присутствие в качестве "следа" (в постмодернистском смысле) — тайного прибежища будущих хаотических сил — не оставляет сомнения. Ожидаемый катастрофизм истории выступает как закономерное "психоаналитическое" воспроизводство травмирующего события. Таким травмирующим событием для нации и является гражданская война.

Вопрос о том, изжита или не изжита гражданская война как источник национального травматизма, является, может быть, судьбоносным вопросом государств, переживших гражданскую войну. Collapse )

"Диссида"

Я не настаиваю, но мне кажется что диссида чисто физиологически не могла появиться в среде воевавших и восстанавливающих страну у которых "сороковые-роковые" и пятидесятые просто выпали из жизни и которые не в состоянии были тратить силы еще и на рефлексию. Я не настаиваю, но мне кажется что именно тогда, в сороковые и пятидесятые, и именно по "ташкентскому фронту" разделилось советское общество на ватников и ироников.

Эпоха первоначального в России

"Он говорит: “Ну, клево! Значит, мы договорились обо всем”. И я ему: “Подождите. А, собственно, гонорарная часть нашей программы какова будет?” Мне очень понравилась вот какая вещь. Березовский в этом весь! Он передо мной понты кидал, и я перед ним, естественно. Умные слова говорили, английские какие-то термины – “таргет-групп”, “юник-селлинг-пропозишн”. И когда я ему назвал сумму, он мне так говорит: “А не до***?” Это было так трогательно!"