July 8th, 2020

«Смерть коммивояжёра» 1985



Телеадаптация бродвейского спектакля с Дастином Хоффманом. Затрудняюсь оценить пьесу из-за непонимания реалий Америки той поры, возможно ее можно было вывернуть иначе, но эта шикарная постановка получилась прямо "Шинель" с Башмачкиным - американским психопатом из народа. Показана цивилизация не менее патологическая чем наша во время репрессий, немецкая во время Гитлера, китайская во время Мао, вообще любая, где человек - средство.

Матушка Волга

Во время Сталинградской битвы лед на Волге установился уже после окружения немцев, 17 декабря, т.е. во время всех трех штурмов Волга не давала окружить и не пускала отступать наши войска, кроме того она позволяла снабжать наших и поддерживать артогнем из близкого и более-менее безопасного тыла. Фактор значимый (представьте таким Берлин в 45-м), но никто не вспоминает - не потому ли что Матушка Волга женского рода в отличие от Генерала Мороза битвы под Москвой?

Наука отступать

Петр Кропоткин
"Едва ли нужно напоминать, что «Война и мир» является могучим протестом против войны. Влияние, оказанное великим писателем в этом отношении на его современников, можно было уже наблюдать в России. Во время русско-турецкой войны 1877–1878 годов, в России уже нельзя было найти корреспондента, который описывал бы события в прежнем кроваво-патриотическом стиле. Фразы вроде того, что «враги узнали силу наших штыков» или «мы перестреляли их как зайцев», до сих пор оставшиеся в ходу в Англии, вышли у нас из употребления. Если бы в письме какого-нибудь военного корреспондента нашлись подобные пережитки дикости, ни одна уважающая себя русская газета не решилась бы напечатать подобных фраз. Общий характер писем русских военных корреспондентов совершенно изменился: во время той же войны выдвинулись такие беллетристы, как Гаршин, и такие художники, как Верещагин, — оба храбрые под пулями, но сражавшиеся с войной, как с величайшим общественным злом".

Лев Толстой "Одумайтесь!" 8 Мая 1904 г.
"...Но как же поступить теперь, сейчас? — скажут мне, — у нас в России в ту минуту, когда враги уже напали на нас, убивают наших, угрожают нам, — как поступить русскому солдату, офицеру, генералу, царю, частному человеку? Неужели предоставить врагам разорять наши владения, захватывать произведения наших трудов, захватывать пленных, убивать наших? Что делать теперь, когда дело начато?
Collapse )