February 19th, 2020

"На х*** это туда"

"..Некоторые утверждают, что само участие наших представителей при рассмотрении этого дела является признанием юрисдикции Гаагского суда. Но это не так. Наши представители участвуют в процессе именно с целью изначально разъяснить суду, что его юрисдикция в вопросе неправомочна (Россия не признает этот суд).
Я хотел бы просто напомнить о том, что было предпринято руководством нашего любимого Престол-Отечества пять лет назад, когда там же, в Голландии, уже присуждали России "немедленно выплатить 50 миллиардов"!
Вот, как о решении Гаагского суда говорил в 2015 году наш министр МИД Лавров:
«Ответом будет взаимность, это неизбежно. Так только и можно действовать на международной арене, — заявил глава российского МИДа Сергей Лавров в интервью РБК. — Наши экономические операторы собираются подавать в российский суд просьбу — в ответ на неправомерные действия по отношению к ним — предпринять такие же действия в России. Будут арестовывать собственность иностранных компаний с государственным участием».
https://aftershock.news/?q=node/834307

Поток сознания из Ельцин-центра

Директором книжных магазинов «Пиотровский» в Перми и Екатеринбурге Михаил Мальцев об однодневной забастовке своих магазинов:
"В Екатеринбурге в пикетах участвовали три человека. Это, можно сказать, половина коллектива. Остальные либо наблюдали, были рядом на всякий случай, либо занимались написанием постов в соцсетях. Откуда это взялось? Обсуждать акцию мы стали буквально через несколько дней после того, как в Пензе был оглашен приговор по «делу „Сети“». Никто даже не пытался объяснять друг другу, почему это нужно делать, так как повод был абсолютно понятен. ... Вместо того, чтобы услышать нашу боль, наше возмущение и нашу фрустрацию и страх (это же не акция устрашения, мы ничем властям не угрожаем, мы в ужасе и испуге, нас очень сильно эта ситуация пугает и волнует), если на такой вот жест последует какая-то репрессия, то я уже не знаю тогда, где и в какой ситуации мы с вами находимся. Откуда эти чудовищные сроки? Что это за практика? На чем она основывается? Международная практика? Но если мы из прошлого возьмем примеры леворадикального терроризма: захват заложников, самолетов, банков — там тоже сроки меньше. На чем основывается наказание, совершенно непонятно. Оно как будто бы взято из головы, и это пугает, потому что когда в государстве такая беспричинность возникает, то это признак дисфункционала системы. ... Когда такой режим начинает применяться против рядовых граждан России, неважно, с какими политическими убеждениями, это значит, что на их месте может быть любой человек. Это может быть мой знакомый, это может быть посетитель, который приходит ко мне в магазин, это в будущем, не дай бог, могут быть мои дети".
----
Наглядный пример - как легко образуются хайповые тренды в маленьких коллективах. Я часто заходил в этот магазин, там реально работают вот такие мальчики-эльфы, целый день в окружении великолепных книг, культурных покупателей, опять же в Ельцин-центре где постоянные акции про святые девяностые и слезинку ребенка. Как тут не подвинуться рассудком? Это серьезная проблема для молодежи.

Сладострастники



Нам не понять, каково это: тебя знают (по крайней мере в лицо) несколько миллионов человек (по крайней мере в одном регионе) а потом ты делаешь нечто, что вызывает у них озноб отвращения. Помню слова одного маньяка-садиста про свои зверства: "Да вас за уши не оттащить, если бы вы хоть раз испытали это".
Обратите внимание - как их тянет именно на Украину за этим кайфом, в ситуацию 100% определенности, чтобы разом всю дозу получить.

Еще про Чехова

Александр Мелихов, писатель:
"Назначение литературы открылось мне лишь тогда, когда я начал работать с людьми, пытавшимися добровольно уйти из жизни: я обнаружил, что убивают не просто несчастья, а некрасивые, жалкие, унизительные несчастья. А если изобразить беду красивой и значительной, то несчастный наполовину спасён. С тех пор я в этом и вижу главную задачу литературы — защищать людей от мелкой унизительности земного существования, изображать страдания и бедствия поэтичными, как небо Аустерлица или гибель Ромео и Джульетты, — или уж, по крайней мере, грандиозными, чтобы ужас заставил забыть об унизительной их стороне".