November 22nd, 2019

Кстати





Поклонникам "Джокера". Не сомневаюсь, что про это написано, но я нигде не встречал, что "Джокер" это ремейк "Таксиста" Скорсезе, 1976 года. Я его смутно помню, но то что помню слишком совпадает, чтобы быть случайностью - страшно одинокий, ненормальный, сидящий на таблетках герой живет в условиях городского дна, у него есть выдуманная подружка, он ведет в тетради нечто вроде дневника, есть политик, надвигаются выборы, коллега предлагает ему пистолет, герой начинает меняться... Дальше идет по нарастающей, ждешь ужаса-ужаса-ужаса и в финале катарсис. Посмотрите, поклонники "Джокера", сравните с первоисточником, заодно и игру молодого де Ниро сравните с игрой актера, играющего клоуна-злодея. ... Вот поэтому, наверное, меня и не торкает с некоторых "замечательных" фильмов, наверное поэтому.

Если серьезно

Сколько разного рода карателей потеряла Украина на Донбассе? Встречаются цифры от 4000 до 10000 - а реально? 200? 300? Неужели 400?
"От 4000 до 10000" ведь это сопоставимо с нашими потерями во второй чеченской, когда мы Грозный брали, горы - и взяли, а укровертмахт в основном города обстреливал с безопасного расстояния, попивая кофеек - как могут быть эти цифры сопоставимы!? Помню у Урланиса поразился, он спорил с французскими учеными про потери армии Наполеона при Бородине: "Нет, 6000 маловато, наверное около 10000" - сравните это с гекатомбами из наших учебников. За 50 лет кавказкой войны мы потеряли убитыми 25000 человек, в среднем 370 человека в год, Среднюю Азию завоевали ценой 500 жизней наших солдат, турецкая война 1877-1878 обошлась в 17000 - при трех штурмах Плевны, все войны Петра стоили 40000, хотя я сам недавно где то читал, что один прутский поход стоил 27000 жизней (по Урланису 4000).
Так сколько реально? 200 или 300?

На первой, на научной...

Начал читать Понасенкова "Первая научная история войны 1812 года" и на первой же странице - "Ой!":
"Благодаря не только моим историческим работам, но и режиссерским, певческим, благодаря моим политическим выступлениям, я получил возможность бывать в домах европейских аристократов-потомков действующих лиц наполеоновской эпохи. ... Мне вспоминается название, которым замечательный литератор Дмитрий Быков озаглавил интервью, взятое у меня для газеты «Собеседник»: «Историк Евгений Понасенков: В войне 1812 года власть поимела россиян!»
И все карты раскрыл в предисловии: войну начала Россия, чудо-богатыри никакие не чудо-богатыри, все врут календари, но обещает много цитат из частной переписки, ради них попробую продолжить, предвкушаю трэш, боюсь только, что книга слишком толста для трэша, посмотрим.

Иногда, вынуждено, мы улыбаемся


Александр Дугин "Четвертая политическая теория"
"...Другой взгляд на Россию определяет ее как самостоятельную цивилизацию. Это позиция была свойственна поздним славянофилам (Леонтьев, Данилевский), русским евразийцам, младороссам, национал-большевикам (Устрялов, сменовеховцы). В этом случае Россия предстает как явление, которое следует сравнивать не с отдельной европейской страной, но с Европой в целом, с исламским миром, с индусской или китайской цивилизацией. Если принять утверждение, что Россия есть цивилизация, все становится на свои места — и в эпоху Московского царства, и в санкт-петербургский период, и в советское время. Отношения Россия — Запад приобретают законченную логику, и все нелепости и парадоксы, присущие гипотезе «России как европейской страны», разрешаются сами собой.

На политические и социальные устои существенное влияние оказала имперская идея Чингисхана и централизированное устройство монгольской орды. Естественное развитие этого комплекса не требовало модернизации и не несло в себе предпосылок появления тех идей, принципов и тенденций, положенных в основу Нового времени в Европе. Но наличие на Западе активной и агрессивной колонизаторской силы, навязчиво пытающийся продвинуть на Восток не только свои интересы, но и свои ценности, заставляло Россию периодически вставать на путь частичной и оборонительной модернизации (и вестернизации).

В этом случае русская история предстает как циклическая пульсация особой цивилизации, в спокойных условиях возвращающейся к своим самобытным корням, но в критические периоды вступающей в насильственную модернизацию (сверху). И петровские реформы, и «европеизм» романовской элиты, и советский эксперимент обретают в такой картине осмысленность и закономерность. Россия-Евразия жестко отстаивала свои собственные интересы и ценности, иногда вынуждено прибегая к вестернизации-модернизации для эффективного противостояния Западу".

Ше не сгинела?

Перед выборами Зеленского я предположил, что наша публика потеряет интерес к Украине по следующим двум причинам: преимущественно мовоязычность их новых шоуменополитиков и сосредоточенность их на разных местных вкусностях в ущерб забавным "стратегическим рассуждениям". Вчера, впервые за пять лет посмотрел Шария - так и есть, он даже частенько вынужден переводить-пересказывать мову (да и сам стал на нее временами переходить). И темы все - "миргородские" или "про уродов и зверей", короче - неинтересно.
Интересно другое: у Шария же посмотрел отрывки нескольких украинских телепрограмм, и выступление нескольких их ведущих, друзья мои - это самая настоящая Польша, я в жизни не видел ни одной польской телепрограммы (кроме, разумеется, "Кабачка 13 стульев")) но вот именно так они выглядят, нутром чую - дело не в оформлении, не в рожах, дело в чем то неуловимо-варшавском. И что же я подумал? Если они так мастерски могут копслеить варшавский шик, то может быть не будет никакого Дикого поля, может польская культура их удержит в рамках? Одно дело Леся Украинка (Шарий называет ее "поэтессой) и совсем другое дело Мицкевич. Может быть поляки их вытянут до какой нибудь "Украинской автономной области" в составе польской державы "от можа до можа"? как были УССР в составе Союза? Про такой простой (и спасительный для них, для всех) вариант я не думал.

Перечитывая классику



"— Позвольте вам заметить, — отвечал он сухо, — что Магометом иль Наполеоном я себя не считаю… ни кем бы то ни было из подобных лиц, следственно, и не могу, не быв ими, дать вам удовлетворительного объяснения о том, как бы я поступил.
— Ну, полноте, кто ж у нас на Руси себя Наполеоном теперь не считает? — с страшною фамильярностию произнес вдруг Порфирий. Даже в интонации его голоса было на этот раз нечто уж особенно ясное.
— Уж не Наполеон ли какой будущий и нашу Алену Ивановну на прошлой неделе топором укокошил? — брякнул вдруг из угла Заметов".