October 24th, 2019

"Так жить нельзя" 1990

Знаменитая позднеперестроечная чернуха Говорухина, двухсерийная, трехчасовая. Жира так много, что буду выкладывать его кусками.
Фильм примитивный, из тех, что про любую страну в любой ее год можно снять без напряга. При этом приемы псих.террора такие же как сегодня, например у Звягинцева в "Левиафане" или в "Донбасе" у этого совестливого германского общечеловека. Действительно, зачем велосипед каждый раз изобретать? Схавали Говорухина, схавали Звягинцева, готовы хавать дальше.

...После видов вечернего Нью-Йорка Говорухин резко переносит зрителя в Березняки, райцентр Пермской области (названо: "центральная Россия"), в осенний дождь и слякоть. По некоторым признакам я понял, что это автостанция, люди ждут автобуса, озабочены, хмуры или просто смотрят прямо перед собой - но Говорухин это скрывает, по Говорухину они такие от тупости, стоят тревожными зомби видимо с самой Октябрьской революции. В кадре исключительно дегенеративные, "азиатские" лица, прямо как в "Вохеншау", если иногда мелькнет со спины кто поприличнее, в приличной одежде куда то деловито спешащий, то стоп! камера моментально от таких отводится.
И вся эта безнадега дается под песню Высоцкого "Чужой дом":
"...мы всегда так живем!
Траву кушаем,
Век - на щавеле,
Скисли душами,
Опрыщавели".
При последних тактах песни Говорухин через грязный пролом в стене показывает портрет Ленина - тонкая режиссерская находка!

...Показывает дом "полная чаша" американца, он вольготно раскинулся, рядом жена с вавилонами, улыбка до ушей - и резкий переход - Чебоксары, трехкомнатная коммунальная квартира на три семьи в которых живут 12 человек, все приличные, рабочие люди. И ведь не поленился, нашел такую жесть! Вокруг дома опять грязюка и вечный серый дождь.

... Один эпизод я на всю жизнь запомнил - после показа разбитных американских копов резкий переход к нашему милиционеру - фуражка набекрень, тесный мундир, дубина в руке, главное - лицо комическое. Долго, со смаком его показывает (см. фото). Сейчас мне кажется, что это был актер, уж больно рожа характерная.

Ангел Истории


Пауль Клее «Angelus Novus» ("Новый ангел")

Вальтер Беньямин: «Так должен выглядеть ангел истории. Его лик обращен к прошлому. Там, где для нас – цепочка предстоящих событий, там он видит сплошную катастрофу, непрестанно громоздящую руины над руинами и сваливающую все это к его ногам. Он бы и остался, чтобы поднять мертвых и слепить обломки. Но шквальный ветер, несущийся из рая, наполняет его крылья с такой силой, что он уже не может их сложить. Ветер неудержимо несет его в будущее, к которому он обращен спиной, в то время как гора обломков перед ним поднимается к небу. То, что мы называем прогрессом, и есть этот шквал»

Основоположники


Бердяев: "История в своей последней реальности творится немногими, она аристократична, и всякая массовая революция есть лишь отражение внизу того, что совершается наверху, результат жертвенной решимости избранников духа идти в гору, по новым, неведомым путям, жертвенно порвав с прошлым"