?

Log in

No account? Create an account

September 20th, 2019

Вот вы говорите "Пелевин"...

Прокуратура, находясь в здравом уме и твердой памяти, просила в суде назначить Устинову наказание в виде 6 лет лишения свободы. Суд снизил это кровожадное требование и назначил 3,5 года, прокуратура тут же выразила несогласие с этим приговором, прося, внимание! вообще не сажать Устинова и как можно быстрее освободить его из под стражи. В июне так же "аварийно" освободили Голунова - "потому что наркотики ему подбросили" - и уже скоро три месяца не привлекают никого к уголовной ответственности за это тяжкое преступление хотя имена и звание оперативников всем известны.

Напоминает игру "да и нет не говорите, черное с белым не берите" - Госдеп ищет более менее вменяемый повод для развертывания косплея "Гонконга" и "оранжевых жилетов" в Москве, а власть, невзирая ни на какие репутационные потери,- увертывается, дожидаясь "генерала Зимы" при котором долго не поскачешь на наших улицах. Видимо считает, что существует ненулевая вероятность перерастания обычного правозащитного тяни-толкая в нечто большее, двойная, тройная перестраховка - один из давних принципов российской власти.

Отсюда и весь неприкрытый абсурд... Но что за умники играют на стороне Госдепа?.. - вот тут я уже устал, еще со времен "пиздатой" революции устал как собака от такой новой русской политики... Медведев ли, анти-Собянинский пул... - пусть Пелевин придумает, работа у него такая.

1968 год в США

В январе началось знаменитое вьетнамское "наступление Тет", 26 дней практически в прямом эфире, неся огромные потери, американцы отбивали город Хюэ, штурмуя его как немцы Сталинград и это лишь один из эпизодов. Развеян миф о скором окончании войны во Вьетнаме.
Затем убийство Кинга, расовые волнения (горели здание в двух кварталах от Капитолия) убиты 47 негров.
Затем новое наступление Вьетконга, за один только май 1968 года убито свыше 2400 американских солдат.
Убийство фаворита президентских гонок Роберта Кеннеди, обещавшего остановить войну и намеревавшегося найти истинных виновников убийства брата. Президент Джонсон объявляет о невыдвижении на второй срок.

Вот откуда Вудсток, лето любви, Новый Голливуд и ниоткуда больше. А потом возврат к привычному свинству.

Так и поверишь в рептилоидов


Весь мир видел как после выстрела у Кеннеди отлетел кусок черепа а Джекки бросилась его ловить, десятки людей в больнице видели огромную дыру в затылке, сам кусок был вскоре найден и передан в полицию, и что же мы имеем?
"Выходного отверстия", большого, характерного на затылке не было:
"Врачи исключают возможность выстрелов, произведенных спереди машины Кеннеди, так как на рентгеновских снимках и фотографиях спины, а также левой и задней части головы они не могут обнаружить выходных пулевых отверстий.
В затылочной области, на расстоянии около 2,5 см вправо от наружного затылочного бугра и немного выше него – рана от входного отверстия 1,5x0,6 см".

И еще. В 12=15 Освальд мирно обедает на втором этаже. В 12=25 "убил" Президента Соединенных Штатов из окна шестого этажа. В 12=31 спокойно отвечает на вопросы вбежавшего полицейского на втором этаже - т.е. сделал несколько выстрелов, затем тщательно вытер оружие, положил его и потом - в темпе - по лестнице... и после этого никакого учащенного дыхания, никакого смятения на лице и дрожи в руках?
Еще через сорок минут "Освальд убивает" полицейского на улице (тем самым провоцируя "убийство при задержании").

"11 сентября" такой же трэшак, заметьте, и все, заметьте" тоже в него верят.

Контраст

Почти месяц читал Тургенева, вчера взялся за Достоевского, и сразу словно в кипящий котел погрузился, в фантасмагорию. По большому счету это вообще не "литература" (а после французов (исключая Флобера) то наверное даже и не "письмена").
"Господин Прохарчин":
"Вытащили Семена Ивановича, протянули его на тюфяк, но сразу заметили, что много хлопотать было нечего, что капут совершенный; руки его костенеют, а сам еле держится. Стали над ним: он все еще помаленьку дрожал и трепетал всем телом, что-то силился сделать руками, языком не шевелил, но моргал глазами совершенно подобным образом, как, говорят, моргает вся еще теплая, залитая кровью и живущая голова, только что отскочившая от палачова топора. Наконец все стало тише и тише; замерли и предсмертный трепет и судороги; господин Прохарчин протянул ноги и отправился по своим добрым делам и грехам. ...подозвал Океанова, спросил ключ от сундука, который нашелся в кармане пьянчужки-приятеля, и торжественно, при ком следует, вскрыл добро Семена Ивановича. Все было налицо: две тряпки, одна пара носков, полуплаток, старая шляпа, несколько пуговиц, старые подошвы и сапожные голенища, — одним словом, шильцо, мыльцо, белое белильцо, то есть дрянь, ветошь, сор, мелюзга, от которой пахло залавком; хорош был один только немецкий замок.

...Между тем нагоревшый сальный огарок освещал чрезвычайно любопытную для наблюдателя сцену. Около десятка жильцов группировалось у кровати в самых живописных костюмах, все неприглаженные, небритые, немытые, заспанные, так, как были, отходя на грядущий сон. Иные были совершенно бледны, у других на лбу пот показывался, иных дрожь пронимала, других жар. Хозяйка, совсем оглупевшая, тихо стояла, сложив руки и ожидая милостей Ярослава Ильича. Сверху, с печки, с испуганным любопытством глядели головы Авдотьи-работницы и хозяйкиной кошки-фаворитки; кругом были разбросаны изорванные и разбитые ширмы; раскрытый сундук показывал свою неблагородную внутренность; валялись одеяло и подушка, покрытые хлопьями из тюфяка, и, наконец, на деревянном трехногом столе заблистала постепенно возраставшая куча серебра и всяких монет. Один только Семен Иванович сохранил вполне свое хладнокровие, смирно лежал на кровати и, казалось, совсем не предчувствовал своего разорения".

Стихи про осеннее обостренине

Александр Блок

- Всё ли спокойно в народе?
— Нет. Император убит.
Кто-то о новой свободе
На площадях говорит.

— Все ли готовы подняться?
— Нет. Каменеют и ждут.
Кто-то велел дожидаться:
Бродят и песни поют.

— Кто же поставлен у власти?
— Власти не хочет народ.
Дремлют гражданские страсти:
Слышно, что кто-то идет.

— Кто ж он, народный смиритель?
— Темен, и зол, и свиреп:
Инок у входа в обитель
Видел его — и ослеп.

Он к неизведанным безднам
Гонит людей, как стада…
Посохом гонит железным…
— Боже! Бежим от Суда!

Комментарий Пелевина

"Другие верили, что раньше он был двухголовым императором Петропавлом, но потом, после великой духовной брани, усёк одну главу и ушёл в затвор — а какую главу он усёк, либеральную или силовую, не открывали, чтобы не смущать народ, и каждый верил по-своему".