?

Log in

No account? Create an account

August 6th, 2019

Кино для своих

Записка КГБ при Совете Министров СССР в ЦК КПСС об антисоветской деятельности творческой интеллигенции. 11 декабря 1965г.
"...В московском Театре драмы и комедии на Таганке, где ху­дожественным руководителем является член КПСС Люби­мов, накануне 48-й годовщины Октября вышла премьера «Павшие и живые», посвященная творчеству советских поэ­тов, павших на фронтах Великой Отечественной войны, и в известной мере советской фронтовой поэзии вообще. Спек­такль этот готовился около года, имел несколько просмот­ров, после которых его постановщики вносили бесконечные поправки. Они сводились вначале к тому, что, наряду с ев­рейскими поэтами-фронтовиками, были показаны и русские участники войны, затем возникал вопрос о смягчении неко­торых сцен в политическом плане, в частности сцены, рас­сказывающей о поэте Багрицком — сыне Эдуарда Багрицко­го. Этот эпизод, с одной стороны, показывал Багрицкого на фронте, с другой — его мать в лагерях. Подтекст сцены не­вольно ставил вопрос, что защищает Багрицкий на фронте?
Подобными изъянами грешат и некоторые другие сцены спектакля. Вызывает удивление появление в этом спектакле имени поэта Пастернака. Как известно, он не пал на фрон­те и не относится к числу оставшихся в живых поэтов- фронтовиков. Однако в спектакле долго старались сохра­нить сцену, сделанную весьма помпезно, и уход его со сцены пытались сопроводить символикой вечного огня".

"Владимир Высоцкий о спектакле «Павшие и живые»:
…Есть у нас спектакль, особенно мною любимый, который называется «Павшие и живые». В нем собраны самые лучшие военные стихи, и посвящен он поэтам и писателям, которые участвовали в войне. Одни из них погибли, другие живы до сих пор — просто на их творчестве лежит печать военных лет. Они погибли, когда им было 20-21 год. Это Коган, Багрицкий, Кульчицкий. .. У нас стоит на авансцене чаша, и из нее вспыхивает пламя Вечного огня. Перед началом спектакля выходит артист, просит почтить память погибших минутой молчания, и весь зрительный зал, как один, поднимается и одну минуту стоит молча. А по трем дорогам, которые спускаются к этому Вечному огню, выходят поэты, читают свои стихи, потом уходят назад в черный бархат (у нас сзади висит черный бархат). Уходят, как в землю, как в братскую могилу, уходят умирать, а по ним снова звучат стихи, песни… Это такой спектакль-реквием по погибшим поэтам. Я в нем играю несколько ролей. Одна из них — это Семен Гудзенко".

«Камо грядеши»

Осокина пишет, что кризисы снабжения после 1933-го года были в 1936 и 1939, затем была война, послевоенный голод, в начале шестидесятых были перебои с хлебом (брату в школе давали булочки из белого хлеба как лакомство), при Брежневе возник дефицит, при позднем Горбачеве он принял гротескные формы, затем девяностые, снова с недоеданием (у меня знакомая с двумя детьми реально голодала). Как не крути, впервые за много-много лет Россия не голодает и не стоит в очередях. Речь не о проклятых коммунистах и великом Путине а о фазисе огромной эпохи, начавшейся с 1861 года и называемый "временное облегчение из-за стечения ряда обстоятельств" (избавление от Империи, спрос на углеводороды). Вы же не купились как Запад на его "Конец истории"? Или купились немножко?

Для полноты картины

Помня Хиросиму, помните и Нанкин:
"В декабре произошла трагедия Нанкина. Большая группировка гоминьдановских войск, оборонявшая столицу, была прижата к Янцзы и капитулировала. Но это не спасло китайским солдатам их жизней: японский командующий заявил, что китайцы не дрались, как подобает настоящим воинам, а потому не могут рассчитывать на снисхождение и на плен. Риса не вдоволь и у японских детей, с какой же стати кормить трусов? Началась чудовищная, затянувшаяся на несколько дней бойня. Сначала людей расстреливали партиями на берегу реки — они часами смотрели на смерть товарищей и ждали своей очереди. Потом, видно, возбужденные запахом крови, самураи стали рубить своими короткими мечами пленным головы, прикалывать их штыками. Принялись рыскать по домам в поисках укрывшихся, заодно убивая мирных жителей и без счета насилуя женщин и девушек. Кто-то пытался найти спасение, вплавь преодолев Янцзы — но ее холодные стремительные воды не пощадили никого. В этой бойне погибло не менее 200 тысяч человек. Япония так до сих пор и не признала факта преступления и не пожелала принести официальных извинений Китаю".