?

Log in

No account? Create an account

June 11th, 2019

Анатомия безвластия

Вчера комиссия городской думы Екатеринбурга начала рассматривать вопрос о включении знаменитого сквера в шорт-лист площадок для строительства храма Святой Екатерины. Всем очевидно, что если включат, то борьба продолжится, в победу сквера, буде она случится, город не поверит, пойдут новые акции, аресты, мобилизация горожан и при любом исходе последствия будут катастрофические для стабильности в Екатеринбурге. При этом вопрос строительства храма "именно там" не стоит и выеденного яйца, его можно замотать-отложить-изменить, между тем:
мэр,
депутаты,
наш меценатствующий Кит Китыч,
епархия,
уперлись рогом и требуют своего. Губернатор и постпред президента якобы против, но такое впечатление, что оба самоустранились.

Общее помешательство или измена? "Как могут столь разношерстные сторонники храма "там и сегодня", так единодушно отвергать компромисс и так бездумно не боятся последствий для своей репутации и спокойствия в городе?" Вопрос хороший, но он для ситуации до начала протестов, сейчас иная логика действует, логика безвластия.

Действительно, из четырех акторов-сторонников храма "там и сегодня" любой, прояви он ответственность, заяви: "Это была ошибка" тут же станет виноватым в ней а остальные выйдут из игры без потерь. С другой стороны, если ситуация в городе в результате настойчивости акторов обернется катастрофой, то любой из них может свалить вину на другого, даже нет необходимости приводить возможные отмазки мэра - депутатов - епархии - Кит Китыча - губернатора - постпреда: "Не виноватая я!"
Зачем же лезть поперек батьки в пекло, брать ответственность на себя? Пусть все идет как идет, товарищи.

Тридцать лет назад-6

Продолжаю читать стенографический отчет первого Съезда народных депутатов СССР 1989 года.
Третий день, вечернее заседание. Неожиданно Горбачев предложил посвятить его "перестроечным" высказываниям Юрия Афанасьева и Гавриила Попова (первого про «агрессивно-послушное большинство», второго про создание межрегиональной депутатской группы). Допустим про Сумгаит, нац. вопросы не стоило на съезде говорить, дабы не подливать керосина в огонь, но экономика? Пустые полки и начавшийся развал хозяйственной жизни государства были второй по остроте проблемой 1989 года и как специально одновременно с перестройщиками некий депутат остро обвинил "москвичей" в кооперативах и аренде ("вы их придумали, так ответьте!") - почему ЭТО высказывание не предложил обсудить Горбачев? Мы теперь знаем по опыту Китая, что не все так было безнадежно с "командной экономикой", можно было и ее без Армагеддона преобразовать в рыночную - почему же нет?

Потому что Горбачеву было невыгодно рассматривать провальную для него тему и он направил течение съезда в безопасное для него русло обсуждения "темпов перестройки". Один в один с "Украиной" ныне по всем каналам, один в один... Кстати, депутаты быстро раскусили этот фокус, все высказали Горбачеву и он свернул эту тему заменив ее "Гдляном и Ивановым". И тут случилось еще одно знаменитое, всех потрясшее выступление:

Ярин В. А.» оператор Нижнетагильского металлургического комбината имени В. И. Ленина:
"Я из того усталого города, который сегодня, я вам скажу, живет такой жизнью, что не знать правду дела Гдляна — значит больше не жить. Сегодня в Тагиле отменяются новые операции, не хватает медикаментов, а в то же время газеты пестрят известиями, что в чьих-то руках концентрируется незаконным путем такая финансовая власть! Поэтому, выступая на заседании Советов старейшин, я сказал: дело Гдляна — на стол! Сказать правду народу. Виноват Гдлян — к ответу. Но если комиссия, созданная из независимых народных депутатов, установит, что кто-то опозорил страну и партию,— к ответу! (Аплодисменты)".

Вот такое было настроение тогда у народа - "К черту экономику! Давайте партократов давить!", и Горбачев этим пользовался. Кстати, сын этого тагильчанина, Вениамина Ярина (1940-2011) сейчас глава управления внутренней политики президента РФ.

Смешно

"А одно из крохотных, но очень резвых интернет-изданий опубликовало видеозапись, на которой фигурирует человек, довольно сильно похожий на Голунова. И этот человек, по словам издания, во время, примерно совпадающее с задержанием журналиста и точно в этом же месте ведет себя странно. А именно - приходит, сидит у водосточной трубы две минуты, после чего встает и уходит. И не это ли тот самый закладчик наркотиков, с которым журналиста Голунова попросту перепутали".
https://www.facebook.com/maxim.kononenko.3/posts/2862129490481960

Действительность как всегда...


"Английская частная школа XIX века с большим энтузиазмом предоставляла своим ученикам полный набор невзгод и лишений. С самого поступления для них устанавливался строгий режим, включавший холодные ванны, частые телесные наказания и намеренно невкусную пищу. Мальчики из колледжа Рэдли, расположенного недалеко от Оксфорда, регулярно голодали — до такой степени, что им приходилось выкапывать в школьном саду цветочные луковицы и жарить их над свечами у себя в комнатах. В других школах, где не было луковиц, мальчики ели сами свечи.
Писателя Алека Во, брата Ивлина Во, отдали в начальную школу Фернден, которая, судя по всему, открыто исповедовала принципы садизма. В первый же день пальцы Алека окунули в банку с серной кислотой, чтобы отучить его грызть ногти, а вскоре после этого заставили съесть содержимое миски с манным пудингом, в которую его только что вырвало. Понятно, что потом его всю жизнь воротило от манной каши.

Условия жизни в частных школах были ужасными. Рисунки с изображением школьных дортуаров XIX века показывают, что эти помещения практически не отличались от тюремных камер и общих спален в работных домах. Там зачастую было так холодно, что за ночь замерзала вода в графинах. Кровати представляли собой деревянные топчаны, на каждый из которых была брошена пара грубых одеял, а подушки вовсе отсутствовали. Каждую ночь персонал Вестминстера и Итона запирал в просторных залах примерно по пятьдесят мальчиков и оставлял их без присмотра до утра; самые слабые оказывались во власти самых сильных. Младшим мальчикам иногда приходилось вставать среди ночи, чтобы начистить сапоги, принести воду и сделать всю остальную тяжелую работу, которую требовалось выполнить до завтрака. Неудивительно, что Льюис Кэрролл с ужасом вспоминал свои школьные годы. По его словам, он ни за что на свете не согласился бы пережить это еще раз. Многих мальчиков пороли ежедневно, по два раза в сутки. Отсутствие порки уже было поводом для радости. «На этой неделе я исправил оценки по арифметике, и меня не били розгами», — хвалился один мальчик из Винчестера в письме домой в начале XIX века".
Билл Брайсон "Краткая история быта и частной жизни"