?

Log in

No account? Create an account

January 28th, 2019

Мифы нашего Интерента

У знакомого родня с Казахстана сделала вид на жительство в России на три года.
- Бедняги, представляю как они намучились... Этот ФМС...
- ??
- Но как же, бюрократические мучения, издевательство чиновников...
- Ничего такого не говорят, да я сам кое куда с ними ходил. Сдали анализы на разные заразные болезни, СПИД - вот пожалуй самое что было муторное. Отпечатки пальцев.
- Но как же, весь Интернет заполнен стонами украинцев про их муки в российском ФМС...
- Они видимо хотят чтоб за сутки. Кстати, у украинцев такие льготы по сравнению с Казахстаном, что мама не горюй.

Человек далекий от всяких интернет битв, живет в Мурманской области.
Полагаю эти байки из склепа про ФМС - специальная долгоиграющая акция по отпугивания украинцев от России. Некоторые видимо специально быкуют, для последующего "разоблачения".

Пригород

Леонтьев-Щеголев "Из воспоминаний об Антоне Чехове:
"Напечатанные перед тем в "Русской мысли" и наделавшие столько шума "Мужики", признаться, меньше меня удовлетворили. Главный недостаток, на мой взгляд, было самое заглавие, слишком обобщавшее фигуры, явно списанные с пригородных мужиков (села Жукова), и в этом смысле какое-либо другое название, вроде, например, "Жуковцы", дало бы более мягкое освещение теме".
----
Это как если бы Джек Лондон назвал свои "Люди бездны" про лондонский Ист-Энд - "Англичане".
(Лев Толстой: „Мужики“ — это грех перед народом. Он не знает народа... Если бы русские мужики были действительно таковы, то все мы давно перестали бы существовать“»).

Остались людьми

Сергей Яров "Повседневная жизнь блокадного Ленинграда"
"Если отметить главный признак голода, унесшего жизни миллиона ленинградцев, то таковым прежде всего будет быстрота физиологического и духовного распада человека. Вряд ли кто ожидал, что спустя несколько недель после того, как началось недоедание, деликатесом станет мясо кошки или собаки, согласятся есть столярный клей, промывать в поисках сахара обуглившуюся землю Бадаевских складов и, наконец, начнут употреблять в пищу человеческое мясо. Последствия голода оказались страшными, к ним не были готовы. Голод мгновенно и с предельной откровенностью приоткрыл все закоулки человеческого сознания, скрытые за оболочкой цивилизованных форм, и обнажил самые отвратительные, «первобытные» стороны борьбы за существование. Он показал людям бездну их самоунижения и растаптывания человеческой личности.
Он развеял все иллюзии и мифы о том, что стойкость и самоотречение способны творить чудеса. Иногда даже самый гуманнейший, не имеющий нравственных изъянов человек, отрывая от себя последнее, чтобы помочь другим, был точно так же обречен превратиться в зверя, начисто утратившего свой прежний облик, как и человек циничный, жестокий и безразличный. Блокадная повседневность исключила полутона: если кто-то хотел до конца оставаться альтруистом, он должен был понимать, что неизбежно предстояло погибнуть не только ему, но и оставшимся без ухода родителям и детям, которые получали, как правило, кладбищенский иждивенческий паек и сами спасти себя не могли. Но в том и урок ленинградского голода, что логика выживания оказалась неприменимой там, где слышали плач истощенных детей и встречали умоляющие взгляды просящих милостыню. Никуда это чувство сострадания не ушло, и уйти не могло — его, правда, пытались заглушить, но оно являлось столь же реальным и непреложным, как и терзавший людей голод".

Нацисты

Сергей Яров "Повседневная жизнь блокадного Ленинграда"
"Район целей обстреливался с рассеиванием 400 м по длине, 6 м по сторонам». И взрывались жилые дома, оказавшиеся в зоне «пристрелки», и рушились больницы и школы — «стрельба протекала без инцидентов и помех, по плану». В немецких документах это называлось «беспокоящим огнем» — он и калечил детей, не успевших быстро добежать до ближайшего укрытия, и стариков, из-за немощи также не способных ускорить шаг.

...За все время моего пребывания в полку я ни от одного солдата или офицера не слышал ни одного слова сожаления или возмущения по поводу разрушений города и массового истребления гражданского населения.
Наоборот, каждый выстрел по городу обычно сопровождался выкриком, вроде:
— А ну еще в один дом трахнем!
— Привет большевикам!
— Эх, посмотреть бы, как рушится квартал!
— А ну-ка бегом в подвал!
— Парой большевиков меньше!
— Несколькими семьями меньше!
— Еще кучка трупов!
— А ну, давай фарш! И т. д. и т. п".

Это что?

Последняя фотография девушек перед тем, как они заблудились:


"В понедельник утром Елена позвонила и сказала, что подруга уже не может ходить, стало понятно, что она не выживет. Когда вы теряете подвижность в таких условиях, у вас нет шансов выжить, если помощь не придет в течение 5–6 часов. Она обозначила четыре вершины, которые она видит перед собой. Остальные ее звонки вечером понедельника и в 4 утра вторника были уже неадекватные, в спутанном сознании ... она все смешала в кучу, и место, откуда вышли, и то, что видит. Когда перед тобой лежит товарищ, который замерз, это психологически играет свою роль.

...А известно, почему их первый звонок был только 21 января, если потерялись они 19-го.
— Ну, это трудно объяснить, что думает человек в такие минуты. Возможно, они рассчитывали на свои силы, думали, что они очень опытные и справятся сами, но природа и горы такого не прощают. Read more...Collapse )
Получается девушки позвонили и попросили о помощи только после двух ночевок в лесу и полутора суток блужданий в снегу. Причем, я слышал, - первый звонок в понедельник, уже в такой критической ситуации у них был не в МЧС а на работу про то "что задержаться".
Получается самое фантастическое из возможного - никакой паники у девушек не было, они просто двое суток бродили по уральским горам как по Екатеринбургу в поисках адреса пока одна из них не стала умирать.