?

Log in

No account? Create an account

January 14th, 2019

"Генрих V" 1944



Английский военный пропагандистский фильм Лоренса Оливье (сыграл и заглавную роль) по пьесе Шекспира. Невольно сравнивал с геббельсовским "Кольбергом" 1945 года, неожиданно - в пользу последнего. У англичан просто примитив. Конечно, сама пьеса Шекспира лубок - но кто же заставлял именно его экранизировать? Невольно задумаешься о том, чем кормит пипл "демократия" в отличии от "диктатуры"
Про битву при Азенкуре я единственное знал, что победили англичане и приказали перебить пленных рыцарей, в фильме осталась одна победа и... убийство французами английских детей. Прямо совестно было смотреть.

«Испанские дела»

Засело в сознании из девяностых - "Испания пришла в упадок потому что изгнала евреев". Из советской школьной программы: "Испанские идальго разорили страну тратами на "предметы роскоши". Разбуди среди ночи, отбарабаню про Испанию именно это. С тем большим изумлением узнал что все это выдумки.

П.Кеннеди "Взлеты и падения великих держав".
"...Военные конфликты в Европе в те времена были отнюдь не редкостью, что и говорить, а связанные с ними расходы ложились тяжким бременем на плечи всего сообщества. Но у других государств — Франции, Англии, Швеции и даже Османской империи — были «мирные» периоды, в течение которых они могли восстановить свои силы. Для Габсбургов, и особенно для их испанской ветви, видно, судьбой было уготовано, завершив войну с одним врагом, сразу же включаться в битву с другим. Подписав мир с Францией, дому Габсбургов тут же пришлось выступить против турок, а перемирие в Средиземноморье немедленно омрачилось расширением конфликта в Атлантике, а затем и борьбой за Северо-Западную Европу. В некоторые, особо мрачные периоды истории Испанская империя одновременно сражалась сразу на трех фронтах, а ее враги оказывали друг другу если не военную, то, по крайней мере, дипломатическую и коммерческую помощь. В те времена Испания напоминала попавшего в яму медведя: он сильнее донимающих его собак, но расправиться с ними всеми разом он не может и в процессе борьбы постепенно теряет силы.

Казалось бы - так не воюй! Но посмотрите, что это были за войны:

"...Если бы Испания отказалась от владения Фландрией, то та досталась бы Франции или Соединенным провинциям и тем самым усилила бы кого-то из непримиримых врагов Габсбургов. У Филиппа IV и его советников был и такой аргумент, что противостояние в этом регионе по крайней мере отвлекает врагов от более уязвимых мест империи. «Хотя война в Нидерландах уже опустошила нашу казну и заставила нас влезть в долги, она вместе с тем и отвлекла наших недругов от других направлений, и если бы мы этого не сделали, то война бы сейчас шла на территории Испании или где-то поблизости», — считали они.

...Италия была в буквальном смысле внешним бастионом Испании на пути западной экспансии Османской империи. И уход с Апеннинского полуострова и его окрестностей поставил бы под угрозу все христианство (турки не замедлили бы напасть на Сицилию, Неаполь и Рим) и стал бы крупной стратегической ошибкой империи. Испания была бы вынуждена тратить еще больше на создание береговых фортификационных сооружений и поддержку галерного флота. Поэтому логично было с военной точки зрения использовать существующие ресурсы для защиты центральной части Средиземноморья и таким образом держать турецкого неприятеля на расстоянии".

Вот тебе и "евреи", вот тебе и "предметы роскоши"...

Мать всех зрадаперемог

Хейстингс "Вторая мировая война"
"Рядовой Артур Гвинн-Браун в лирических строках изливал свою благодарность за то, что его спасли из дюнкеркского ада и помогли вернуться домой: «Это было чудо. Я попал на корабль, и каждый корабль, да, каждый корабль – это Англия. Каждый корабль, да, каждый корабль, я был на корабле, на пути в Англию. Это было чудо. Я сидел тихо, я дышал океанским бризом, не дымом, не гарью, не огнем и густым серым дымом бензина, а морским бризом. Я глотал его, он был такой чистый и свежий, и я был жив, это было чудо».
Многие опасались, какой их ждет прием после одного из крупнейших поражений в истории страны. Старшина роты Уолтер Гилдинг писал: «Когда мы сходили на берег, я боялся, что те, кто ждут на берегу, нас прикончат, ведь мы – регулярная армия и мы бежали. Но люди кричали и хлопали нам, как будто мы герои".

(позже англичане стали с гордостью носить специальные нашивки посвященные бегству из Дюнкерка)