December 26th, 2018

"Профессиональная деформация"

"В конце 1990-х годов группа исследователей просканировала мозг шестнадцати таксистов, имевших стаж вождения от двух до сорока двух лет. Сравнив полученные данные с данными контрольной группы, они увидели, что задний отдел гиппокампа этих водителей, зона мозга, играющая ключевую роль в процессах хранения и манипулирования пространственными представлениями, оказалась значительно больше по размеру, чем у обычных людей. Более того, выявилась явная прямая связь между стажем таксистов и размером заднего отдела гиппокампа. Исследователи также обнаружили, что у некоторых водителей уменьшился передний отдел гиппокампа, видимо, для того, чтобы обеспечить достаточно пространства для увеличивающейся задней зоны. Дальнейшие исследования показали, что уменьшение переднего отдела гиппокампа, по всей вероятности, привело к снижению способности таксистов запоминать некоторые вещи. Постоянный анализ окружающего пространства, необходимый для навигации по заключению исследователей, привёл к относительному перераспределению серого вещества в гиппокампе.

Эксперименты показывают, что точно так же, как мозг может выстраивать новые или более сильные связи с помощью физических или ментальных упражнений, эти связи могут ослабляться или даже исчезать при отсутствии практики. «Если бы мы перестали заниматься тренировками своих ментальных навыков, - пишет Дойдж, - мы бы не просто забыли их: пространство в нашей карте мозга, ранее выделявшееся для этих навыков, будет отдано другим, развитием которых мы будем заниматься вместо них». Умственные способности, которыми мы жертвуем, могут оказаться не менее, а то и более ценными, чем способности, приобретаемые нами. Нашим нейронам и синапсам безразлично качество наших мыслей. Пластичность нашего мозга делает вполне допустимой возможность интеллектуального распада. Это значит, что жизненные пути в нашем мозгу становятся, как понимал мсье Дюмон, путями наименьшего сопротивления. Это - пути, по которым мы ходим чаще всего, и чем дальше мы идём по ним, тем сложнее становится повернуть обратно".
Карр "Пустышка. Что Интернет делает с нашими мозгами"

"Путин виноват"

Валлерстайн "Мир-система Модерна".
"Будут повержены и надменные испанцы, и свирепые турки, и хитроумные персы, и затем, уже в XIX веке, даже изобретательнейшие и сноровистые китайцы. Аборигены обеих Америк если не целиком вымерли, то порабощены на рудниках и плантациях или выменивают бусы на пушнину. Африка, по знаменитому выражению Маркса, превращена в громадное "поле охоты на чернокожих" невольников. Россию, заметим, не постигла участь Польши, Турции и прочих — отныне периферийных зон нового мира-экономики. Но особое положение России достигается ценой жестоких догоняющих модернизаций, от царей до большевиков, раз за разом усиливающих российское государство и армию ценой надрыва сил народа, да и элит. Избегая участии периферии, Россия упорно держится на внешнем периметре, а затем на полупериферии капиталистического мира-экономики Запада"

А Кудрин бы поправил карму.

Классический Чехов

Суворин Дневник
«Три сестры» Чехова. Скучно, кроме 1-го акта. Публика часто смеется над пьяным доктором. В 4-ом он скучен и подл. Вересаева предупредил Чехов, выставив доктора, который ничего не знает, все забыл, морит людей и утешается тем, что все мы не живем, а только кажется, что живем.
Много монологов скучных, повторительных у Вершинина, у Андрея. Я приглядывался к публике. Никто и не думает плакать. Три сестры на сцене плачут, но публика нимало. Все какая то дрянь на сцене. На сцене должны быть трагические личности. Говорят, что «трагедия — скука», нимало. Живут, как и миллионы живут у нас и везде. Мечтают о Москве, о профессуре, о науке, о любви. Немирович «В мечтах» вышел из философии полковника. Уходишь из театра с удовольствием, освободившись от кошмара, от глупых и пошлых людей, от мелочей, от пьянства, от мелкой суеты и измен. Какая разница между этими сухими сценами с претензиями и сценами Гоголя и Островского, которые тоже рисовали мелких людей и мелкие страсти. Там юмор очеловечивал всех, здесь противовес — сухость — обесчеловечивает, оглупляет".
----
Реже всего пересматриваю эту пьесу, прямо заставляю себя, в основном из-за образа жены Андрея, самый жуткий на классической сцене. Скажете - милый Чебутыкин, но он луч света в этом страшном царстве только потому что оно такое страшное, в жизни или другой пьесе он бы был неприятен. Про остальных, начиная с жены Вершинина и до Соленого - что и говорить... А вы говорите: "Гоголь карикатуры писал", у Чехова пострашнее дела.

Жизнь кипит

Начали Медведева пиарить по каналу "Россия". Там-сям сидит за столом барственно и раздает указания (я забыл уже как это выглядит). Кто то скажет: "Началось!", опять башни пришли в движение, а мне кажется это руководство телекомпании борется со злыднями разоблачившими Брилева. Напоминает Медведеву, что есть вещи поважнее общественного мнения.