December 5th, 2018

"И каждый день обиды множит"

Покаяться в отравлении Скрипалей, уничтожить ракеты, немедленно освободить нарушителей гос.границы, разумеется и санкции за неисполнение будут такие же неадекватные. Это не нажим, не дипломатия - ибо нет примеров подобного даже по отношению к людоедам из Африки. Это русофобия Запада, это про то - чтобы мы исчезли куда нибудь. Это их комплексы, как у евреев по отношению к Ирану, "схожему иному", такой же сюрреализм.
Он начался, когда мы с приходом Путина вдруг перестали "исчезать", и начался бы вокруг Севастополя, не будь "Крыма", это давняя история во всех смыслах, она как наваждение, Карл, Наполеон, Гитлер... осталось только вставить имя.

(no subject)

Стало любопытно как Дмитрий Быков в своей графомано-святошном "Пастернаке" рассказывает о делишках Ивинской.
Вот, как предстает одно из самых гнусных:
"Лидия Чуковская с ней раззнакомилась. Может быть сыграли свою роль сплетни. Ходил слух, что Ивинская присваивала деньги, переданные ей для арестованной подруги. Поэты и их возлюбленные вечно витают в облаках, забывают о бытовых обязанностях, долгах и обещаниях – все это легко выдать за злонамеренность, а то и нечистоплотность". Она была из таких, о которых он сказал: «Быть женщиной – великий шаг, сводить с ума – геройство». И в истории литературы она останется а как женщина, которой посвящены слова: «Сними ладонь с моей груди. Мы провода под током. Друг к другу вновь, того гляди, нас бросит ненароком».
(несколько лет получала деньги и продукты для посылок на зону, а потом заключенная вернулась и разоблачила Ивинскую, что ничего не получала - это Быков называет "слухами")

А вот что единственно в биографии поэта сказано про расчеты Фельтринелли с ним за "Живаго" и про контрабанду денег:
"Узнав, что Пастернаку присуждена Нобелевская премия, – несметные деньги! – Кузьмич стал чаще приставать с просьбой о чекушке; Пастернак серьезно, истово объяснял ему, что от премии отказался. ... Шестнадцатого августа Ивинскую арестовали по обвинению в «контрабанде». Пятого сентября взяли ее дочь Ирину Емельянову. Почему это было сделано – обе они не понимали ни тогда, ни потом. Конечно, они получали деньги из-за границы и при жизни Пастернака, но при его жизни их не трогали. После его смерти отыгрались".