December 4th, 2018

Евроурки

Александр Кустарев "Цивильность и криминал: разборка и сходка"
"...Прудон объявил собственность воровством, а Маркс предложил экспроприировать экспроприаторов (по-русски — «грабь награбленное»). Робин Гуд — фигура английского фольклора. Пьесу «Разбойники» написал Шиллер. Уголовник Вотрэн в романе Бальзака выглядит намного достойнее светских интриганов, он и Арсен Люпен (Мориса Леблана) сильно напоминают идеализированных «воров в законе» советского времени. Примеры можно продолжать и продолжать. Может быть, умонастроение в отношении криминала на Западе вовсе не так уж сильно отличалось от российского. Никто над этим не задумывался, насколько мне известно. Стилистическое влияние блатной субкультуры на культуру, которая считала себя высокой и даже выдавала свою приблатненность за признак элитарности, на Западе как будто бы незаметно, хотя я подозреваю, что и тут все не так самоочевидно.

...Так обстоит дело и с «особой» криминальностью России — и количественно, и качественно. Если бы эксперты по российству вышли из своего гетто и занялись систематическими сравнительными упражнениями, то они обнаружили бы, что соотнесенность цивильности и криминала в любой другой стране, начиная с США и Италии до ЮАР и Колумбии, мало отличаются от того, что мы видим в России. Россия кажется уникальной только в сравнении с горсткой еврогосударств (ядром Евросоюза) или клуба ОЭСР, где поразительно очищены от криминала политическая сфера, администрация и даже бизнес. Россия, конечно, именно с ними себя и сравнивает, но уникальны они, а не Россия. Причем их уникальность — преувеличенное и совсем недавнее достижение, и похоже на то, что оно временное".

Нобелевка черным налом

"Он вместе с Ивинской считал деньги в контрабандном чемодане, как Остап Бендер"
Тамара Катаева "Другой Пастернак. Личная жизнь. Темы и вариации"
Кроме преловутого чемодана с баблом был еще один крупный транш привезенный с Запада В ОБШИВКЕ МАШИНЫ, 500 тыс. рублей старыми (Борис Леонидович на них "Волгу" купил сыну). В общем и целом привезенное перекрывало сумму Нобелевской премии от которой поэт "отказался" и Зинаида, жена, на это ему с негодованием указывала и Ивинскую именно за эту контрабанду посадили на восемь лет (отсидела четыре) сразу после смерти Пастернака.