September 10th, 2018

Тонкая работа


После боя под Фрауштадтом 2 февраля 1706
Шведский историк:
"Реншёльд приказал поставить шведские отряды кольцом, внутри которого собрали всех взятых в плен русских. Один очевидец рассказывает, как потом около 500 пленных «тут же без всякой пощады были в этом кругу застрелены и заколоты, так что они падали друг на друга, как овцы на бойне». Трупы лежали в три слоя, размочаленные шведскими штыками. Часть объятых ужасом русских, пытаясь избежать такой судьбы, выворачивали свои мундиры наизнанку, красной подкладкой наружу, чтобы таким образом сойти за саксонцев. Но их хитрость была разгадана".

"Русский историк": Акунин "Азиатская европеизация. Царь Петр Алексеевич".
"В конце боя произошел отвратительный эпизод, когда шведы перебили несколько сотен пленных русских солдат, сражавшихся за Августа. Те надели свои мундиры красной подкладкой кверху, чтобы выдать себя за саксонцев, которые носили красное. Обман был раскрыт, и в наказание за нарушение правил войны Реншильд велел устроить кровавую бойню. Была у этого зверства, вероятно, и другая причина: шведы хотели запугать русских, блокированных в Гродно".
-----
"Понять и простить" и "сами виноваты", тем более что в Северной войне Россия была "агрессором".
Акунин деконструирует великую петровскую эпоху тонко, только для знающего историю заметно (как в приведенном примере). Отвергает сплетню о гомосексуальной связи с Меншиковым, но взамен пускает в оборот десять новых, например, некую злую (и мне, например, ранее неизвестную) цитату из одного черновика Толстого объявляет "мнением". Цель - не грубо "развенчать", а показать все свершения Петра не бывшими, не нужными, или (если отрицать невозможно, как Петербург) достигнутыми страшной ценой. Примечательно, что и называет Акунин Петра не Великим а "Алексеевичем".

Еще нюанс: книга своим форматом, толщиной, оформлением производит впечатление глубокого научного труда, между тем в ней лишь 360 страниц, по сути это брошюра, увесистая толщина тома достигается тем что страницы сделаны из картона как для малых детей. Пафосный антураж оттого, что книга имеет целевую аудиторию - "элиту". Чтобы она изучала историю родной стороны "по Акунину" а остальные пусть хоть "по Пикулю", хоть по "единому учебнику" - это уже не будет иметь значения.

Я бы не пугался



"1982 год «20 апреля в день рождения Гитлера в Москве группа молодежи пыталась провести “фашистскую” демонстрацию. В этот вечер на пл. Пушкина собралась довольно большая группа молодых людей: с одной стороны “фашисты”, коротко остриженные в черных рубашках, некоторые со значками свастики".
...Через западные «голоса» сообщения об этих демонстрациях и судах расходились по СССР уже в виде достоверных сведений, порождая молву о могущественной военизированной фашистской организации. Уже в январе 1983 года люди спрашивали у лекторов общества «Знание», правда ли, что в Нижнем Тагиле, Свердловске прошли выступления молодежи «с нацистскими выкриками». Ходил слух о том, что нацисты носят галстуки-«селедки» и выбривают виски. К середине 1980-х нацисты стали устойчивой частью городской мифологии Москвы и Ленинграда. Были даже некие детские страшилки об ужасных фашистах".
---------
Весь Свердловск тогда стоял на ушах от "панков-фашистов" с бритыми висками, мне было 20 лет и я тоже их сбрил. Сейчас вот конференцию психологов собирай, и они не сформулируют - для чего. Нечто остренькое, полузапрещенное, "опасное" для окружающих, какой-то бред.

Под прикрытием

Юлий Дубов "Большая пайка"
1988 год
"Кооперативы, начинавшиеся, в силу исторической памяти, медленно и кое-где, в конце концов расплодились и стали лавинообразно заполнять единственную нишу, уготованную им всем предыдущим ходом развития. Пропитанная духом партийности печать набросилась на пропаганду кооперативного движения с тем же неистовым энтузиазмом, с которым она когда-то воспевала появление новых колхозов, клеймила англо-американский империализм, поднимала боевой дух в годы войны, разносила в пух и прах безродных космополитов, отстаивала, а потом развенчивала повсеместное распространение кукурузы и квадратно-гнездового метода, боролась сначала за дисциплину, а потом за трезвый образ жизни. Флагманы экономической науки дружно припомнили новую экономическую политику двадцатых годов и стали в один голос предрекать в скором будущем небывалый экономический подъем. Легенды о не слезающих с тракторов и не вылезающих из забоев передовиках производства, как по мановению волшебной палочки, сменились святочными историями о бескорыстных неофитах кооперации, организующих пчеловодческие хозяйства, штампующих дефицитную посуду, возрождающих народные промыслы и открывающих повсеместно пункты общественного питания с исключительно доступными ценами. Все эти подвижники, как один, страдали от советских и партийных бюрократов, этих ретроградов и осколков командно-административной системы, которые еще не прониклись новыми веяниями и тормозили поступательное движение страны.
...Словесная шелуха довольно плотно камуфлировала тот факт, что все ростки якобы рыночной и чуть ли не капиталистической экономики на деле обозначали беспрецедентный по массовости и напору прорыв нижних и средних слоев чиновничества к наглому и бесконтрольному набиванию карманов. «Цивилизованные кооператоры» были не более чем потемкинским фасадом, за которым осуществлялась гигантская, невиданная в истории перекачка всего, что представляло хоть какую-то ценность, в лапы номенклатуры, ошалевшей от открывшихся возможностей".

Еще про мистические дела

Одна особа, хорошая женщина, по своей женской дурости, замешанной на алкоголе прокляла нас с товарищем официально, через какое то ведовство-колдовство в декабре 16 года (чисто производственный конфликт). Мы с товарищем рты разинули от изумления, я его успокоил, сказав, что "моя защита сильнее, ничего она не сделает".
На следующий год у нас у обоих с товарищем умерли коты и я призадумался - так ли я защищен? Но решил, что коты спасли нас, приняв на себя удар и этим все кончилось.
Ничего подобного: в этот же год она сама (кровь с молоком) заболела раком и вот, недавно умерла, в 53 года, спустя полтора года после своего колдовства.

"Ответка", причем без малейшей с моей стороны негативной мысли (она была хорошей теткой, я даже прослезился на ее похоронах). Вообще, подобные истории не редкость со мной. Много могу порассказать. С одним человеком недавно не стал ссорится, уступил испугавшись, что независимо от моего желания ему придет такая же ответка как этой женщине. С другим так мягко не получилось, когда он довел дело до конфликта и поступил неправильно я, помню, изумлялся на полном серьезе: "Неужели он не знает что у меня есть защита и он поплатится?" Поплатился сурово, кстати.
А если бы я при этом был злым, искал конфликтов и запросто "ненавидел"? Наверное при таком настрое мистическая поддержка исчезает, иначе просто страшно представить последствия.

"Сестрица Смерть"

Лоуренс Аравийский "Семь столпов мудрости"
"Убитые были удивительно красивы. Ночь нежно осияла их своим неверным светом, придавая всем мягкий оттенок цвета свежей слоновой кости. Кожа турок на обычно скрытых одеждой частях тела была белой, но гораздо более светлой, чем у арабов, и солдаты эти были очень молоды. Над ними склонялись листья окружавшей их темной полыни, в эти минуты отяжелевшие от росы, в каплях которой, напоминая брызги морского прибоя, искрились слабые лучи лунного света. Казалось, кто-то как попало свалил их мертвые тела на землю и что, если кто-нибудь распрямит их скорченные конечности, они наконец обретут покой. И я стал аккуратно раскладывать их в ряд, чувствуя себя невероятно усталым и втайне желая стать одним из них, затихших навеки, чтобы никогда не возвращаться в неугомонную, шумную толпу алчных людей, оспаривавших друг у друга награбленное, хваставшихся своей силой и способностью вынести Аллах весть сколько лишений и ран: ведь независимо от того, победим ли мы или окажемся побежденными, смерть уже ждет, чтобы завершить нашу историю".
----
Невольно вспомнился Андрей Платонов, на поле боя под Москвой целующий в губы наших павших бойцов.

Как это делается

"Человек с золотой рукой" 1955


Выходит роман, становится популярным, удостаивается премий, права на экранизацию покупает Голливуд, но финал слишком мрачный, нужен Happy end, и ничтоже сумняшеся Голливуд:
1. Делает убийцей другого (вместо героя) - это как?
2. Парализованную жену, которая висит на шее героя, делают притворщицей (как это возможно изображать годами?), убийцей и в конце она для полного счастья кончает жизнь самоубийством.
3. Герой излечивается от героиновой наркомании за несколько дней страданий (верная подруга заперла у себя в квартире). Гм.
Фильм заканчивается не попыткой самоубийства отчаявшегося героя как роман, а, разрешив абсолютно все проблемы, герой с подружкой, взявшись за руки, лучезарно уходят из своего мрачного прошлого.
Повторю, это они так популярный роман "исправляют" - что же говорить о незнакомой американцам реальности.