July 23rd, 2018

Это Америка, сынок

Флорида. Родители с тремя детьми приехали к магазину и припарковались на местах для инвалидов. Отец ушел в магазин, а к матери начал докапываться какой то мужик по поводу неправильной парковки. Отец вышел из магазина:

и оттолкнул мужика от своей машины и своей семьи. Мужик достал пистолет и застрелил папашу. Полиция претензий не имеет. Самооборона при нападении. Полиция подтвердила, что обвинений не будет.
Отсюда: https://nypost.com/2018/07/20/stand-your-ground-law-protects-shooter-in-deadly-fight-over-parking-space-sheriff/

Характерная история



Аглая Топорова "Украина трех революций":
"Проблема «быдла» и «жлобов» на протяжении многих лет была, пожалуй, основной идеологической проблемой на Украине. Главным источником вдохновения для местной интеллигенции служил бесконечный поиск точного определения словам «жлоб» и «быдло» и, соответственно, поиск жлобов и быдла среди своих знакомых и незнакомых. Сами исследователи, разумеется, причисляли себя к некой элите, интеллектуальной, духовной, даже потребительской. Деление граждан на условную «страну айфона» и «страну шансона» произошло на Украине гораздо раньше, чем в России, и куда успешнее. И именно Майдан («революция гiдности», «революция достоинства») должен был навсегда избавить, бог знает каким образом, украинцев от быдлячества и жлобства.

Еще в годы президентства Виктора Ющенко украинский интернет взорвала короткометражка режиссера Александра Образа «Дрифтер» о человеке, придумавшем «верный, хотя и жестокий способ борьбы с быдлом и гопниками». Сюжет пятиминутной ленты, с одной стороны, нехитр, с другой — вполне может быть новым словом в кинематографе: пожалуй, впервые серийный убийца является, безусловно, положительным героем, полностью одобряемым авторами фильма. Но вот, собственно, история: киевлянин лет двадцати пяти каждую пятницу садится в свой недорогой, но приличный автомобиль и выезжает из столицы. Едет он туда, где его никто не знает и узнать не может. В первом же супермаркете маленького городка он покупает нехитрую закуску, присоединяет ее к заранее припасенной водке и с супермаркетовым пакетом идет искать приключения. Находит их, конечно, не сразу, но все-таки находит: пара-тройка местных молодых людей отнимает у него и дешевенькую мобилу, которую герой специально берет с собой, и пакет с выпивкой и закуской. Получив пару ударов по лицу, герой отряхивается и возвращается обратно в Киев. Зачем все это? Очень просто: вместо водки в отжатой гопниками бутылке — метиловый спирт. «Я еду по трассе и наслаждаюсь мыслью о том, что где-то из пластикового стаканчика пьет свои последние пятьдесят граммов быдло, коптившее небо. На следующий день мне так здорово работается», — делится радостью герой в финале фильма.
Забавно, но эта античеловеческая и абсолютно идиотская история нашла огромное количество пылких фанатов. «Так с ними и надо», — писали украинские интеллектуалы в своих ЖЖ и Фейсбуке. «Метод суров, но как же с быдлом и жлобами можно еще?» — спрашивали они друг друга. Вопроса о том, кто и почему назначил их духовной элитой, а других людей — быдлом, у спорщиков предсказуемо не возникало.

Не отставали в поисках жлобов и люди постарше и вроде как поумнее. Киевский «Журнал культурного сопротивления» (по самоопределению, разумеется) «Шо», возглавляемый русскоязычным поэтом, лауреатом Григорьевской и еще многих российских премий Александром Кабановым, посвятил волнующей каждую украинскую душу теме жлобства целый номер. В нем предлагалось понять и оценить условного жлоба и решить, что же с ним требуется делать. О перевоспитании, замечу, речи не шло, речь шла об уничтожении или в лучшем случае выселении из прекрасного Киева и вообще с Украины".

"Какая безобразная мысль"

Диалог:
"- Мои друзья купили себе домик где-то в 200-300 км на юг от Парижа, в таком средненьком городке, тысяч на 50. С записанной историей чуть подлиннее чем Великий Новгород.
Бывают там наездами, месяц там, два-три тут.
Так вот их приезда соседи ждут с чувством, которое представляет собой смесь чего-то похожего на ожидание приезда кинолавки в далёком советском посёлке и предвкушения лекции о поиске внеземных цивилизаций и новых открытиях в дальнем космосе у учеников старших классов советской же школы.
То есть натурально, на третий-четвёртый день, без формального приглашения, соседи целыми семьями, с бутылками и закусками- типа "за встречу", но уже на 10 минуте начинается "Рассказывайте!!!" Они реально раздвигают горизонты мира для местных жителей.

- Я тут на днях тоже немца разинув рот слышал. Как на рыбалку у них только с лицензией и после инструктажа и рыбу, поймав, надо убивать особым способом и специальные люди это проверяют...
Но про нас то что их поразить может?

- Ну, во-первых, как раз то, например, что у нас можно на рыбалку с палаткой, ящиком водки, выехать на машине прямо на берег, нарубить рядом дров, запалить костер, петь до утра песни.... и никаких бумажек.
Нет, конечно, из последнего мне особенно запомнился рассказ про лекцию на 09 мая. Потому как у них там с историей.... Например про бои между французами-коллоборантами и английскими войсками в Африке. И так далее. Ну это не удивительно - пропаганда, она во все стороны, у них своя, у нас своя.
Они поражаются например, что человек с тремя высшими считает нормальным и правильным самому поменять кран в ванной ( а не ждать месяц заказанного сантехника, который письмом! бумажным! на фирменном бланке! по обычной почте! извещал когда он прибудет на выполнение заказа и что должна обеспечит принимающая сторона), починить машину. Причём это не хобби, не чудачество, не фишка, а нормально. И что именно ненормально этого не уметь (хотя понятно, это уходит из больших городов и у нас).
Поражаются, что в России гостей может быть столько, сколько придёт, если мероприятие неофициальное, а чисто дружеское. У них - всё под расчёт, в том числе и продукты".
https://kirovtanin.livejournal.com/3824528.html?thread=20782992#t20782992

"— Какая безобразная мысль! — воскликнул генерал.
— Какая русская мысль! — воскликнул француз.
— А я лучше захочу всю жизнь прокочевать в киргизской палатке, — вскричал я, — чем поклоняться немецкому идолу".
Достоевский "Подросток"

Недавняя история



Фильм Зархи. Олег Борисов отказался играть Достоевского когда уже была снята треть фильма. Был грандиозный скандал, Борисова на два года отлучили от кино (Михалков хотел снимать в "Родне"), в новом варианте снялся Солоницын. В итоге - Бронзовый медведь Берлинского кинофестиваля 1981 года и фильм на самом деле хороший.

Показана история мучительного разрыва Достоевского с Сусловой (красавица Эва Шикульска) на фоне истории знакомства с Анной Сниткиной (Евгения Симонова) и с намеком на игру Достоевского на рулетке. И вообще классик показан не "в бронзе", неврастеником, эпилептиком в сложных личных обстоятельствах.

"В нашем кино навечно останется опереточный Достоевский" - так Борисов подвел итог всему этому. Сейчас совершенно непонятно - почему?, но в те года Борисов несомненно воспринял замысел режиссера как попытку еврейского глумления над великим русским писателем (нигде даже намеком он это не говорит - но это то его и разоблачает). И Никита Михалков одобрил его отказ: «Должен сказать, я восхищен твоим шагом, Олег! Мужественно! Не должен был Зархи за Достоевского браться! Это ведь преступление!..»

Вот так была остра в советскую эпоху борьба с еврейской партией, на такие поступки шли люди, на такие жертвы - а сейчас? спустя поколение - "Кац, Щац, Альбац" да ближневосточное государство остались.

Это когда мы хорошие

Изображение Суворова в английской прессе в дни его побед в Италии, когда Россия была союзником Англии и за него англичане подымали второй тост после короля. Подпись под рисунком вполне комплиментарная.


Это когда мы "хорошие". Что ж удивляться британскому трэшу когда мы "плохие"?

(Кстати, вот еще про Суворова:
Байрон: «Дон Жуан»:
"Суворов в этот день превосходил
Тимура и, пожалуй, Чингисхана:
Он созерцал горящий Измаил
И слушал вопли вражеского стана;
Царице он депешу сочинил
Рукой окровавленной, как ни странно —
Стихами: «Слава Богу, слава Вам! —
Писал он. — Крепость взята, и я там!»

Двустишье это, мнится мне, страшнее
Могучих слов «Мене, Мене, Текел!»,
Которые, от ужаса бледнея,
Избранник Даниил уразумел.
Но сам пророк великой Иудеи
Над бедствием смеяться не посмел.
А этот рифмоплет — Нерону пара! —
Еще острил при зареве пожара[

Храбрые африканцы в Крыму

Луи Буссенар "Герои Малахова кургана"
"Снова разгорается битва, ужасная, ожесточенная. По блестящему плану Боске, вперед выдвигается резервный полк алжирских стрелков.
– В штыки!
Стрелки отчаянно бросаются вперед.
Обманутые восточным видом и голубой формой стрелков, русские принимают их за турок и презрительно кричат:
– Турки! Турки!
Иллюзия их кратковременна, но жестока. Одним прыжком стрелки перескакивают траншею, насыпи и попадают в середину русских.
Брешь готова. Зуавы, охотники и линейцы стремительно бросаются в нее, в то время как стрелки, расширяя брешь, вопят во все горло:
– Турецкие макаки! Вот вам и стрелки!
Храбрые африканцы сделались героями последней битвы, которая все еще продолжается благодаря непобедимой стойкости русских.
Жажда крови охватила всех людей. Всюду идет бесчеловечная резня! Стреляют друг в друга, протыкают штыками, убивают пулями или просто прикладами ружей.
Обезоруженные солдаты душат, давят, кусают врагов. Всюду мертвые и раненые.
Вокруг башни отчаянная борьба. Вверху развевается русский флаг, пока не найдется смельчака, который водрузит там французские цвета.

Многие, кто пытался сделать это, погибли. Много смельчаков было убито, когда лейтенант Пуадевин, тридцать девятого линейного полка, успел добраться до первой площадки, взмахнул знаменем своего полка и упал мертвый. За ним последовал фельдфебель Флери. Пуля опрокинула его.
Тогда полковник зуавов хватает знамя одном рукой, а другой держит свою саблю и кричит:
– Сюда… храбрецы второю полка! Туда… вверх… гром и молния! Там должно быть знамя зуавов!
Пули свистят вокруг него, ударяясь в перекладины. Вот он на первой площадке. Раздается сразу 500 выстрелов. Он смеется, показывая свои великолепные зубы, и кричит во все горло:
– Да здравствует Франция!
Потом он лезет все выше и выше, окруженный тучей пуль.
Вот он вверху, на второй площадке, и его гордый силуэт отчетливо рисуется на голубом небе. Раздаются восторженные крики. Еще последний залп. Французы вздрагивают. Одним ударом ноги он сбрасывает русское знамя, которое падает вниз, как подстреленная птица, потом развертывает трехцветное знамя, победоносно развевающееся на ветру.
– Молодец! – кричит восхищенный полковник.
Солдаты, столпившиеся у подножия башни, надевают шапки на острия штыков и машут ими в воздухе. Восторг разражается громовым «ура». Выстрелы умолкают, словно появление французского знамени убило всякую надежду в сердцах русских".