July 13th, 2018

Пропивают Европу



"Глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер не мог передвигаться без посторонней помощи на саммите НАТО. По мнению некоторых изданий, политик, возглавляющий Европейскую комиссию с 2014 года, явился на мероприятие в состоянии сильного алкогольного опьянения. Чтобы он не упал его под руки вели несколько человек. В один из моментов его подхватил украинский президент Петр Порошенко. При этом Юнкер продолжал разговаривать и жестикулировать".

(no subject)

Сегодня не впрягаемся по полной на Донбассе, в девяностые, когда и камни вопияли, не защищали своих в нацреспубликах и не помогали детям и слабым, до этого строили социализм на костях крестьян... В ЖЕРТВУ РАДИ ОСТАЛЬНЫХ. Меня минуло быть такой жертвой и я всегда понимал и принимал их. Как и сейчас, когда по возрасту сам попал в группу наиболее пострадавших от "пенсионной реформы". Иначе бы было некрасиво мое отношение к страданиям других.

Пьесы Сартра

Оказывается, Сартр идеи экзистенциализма изложил (иначе не скажешь) в своих пьесах - "Мухи", "За закрытыми дверями", "Мертвые без погребения", "Почтительная потаскушка", "Дьявол и господь бог", «Только правда» (Некрасов), «Затворники Альтоны».
Самый настоящий "Экзистенциализм — это гуманизм" в лицах, и выясняется насколько далеки блестящие теории французской богемы периода оккупации от реальных проблем человека, хотя провозглашено и все поверили, что только этим экзистенциализм и занимается. Ничего подобного. По прочтении пьес: экзистенциализм - это поза и позерская борьба с ней. Ничего реального, "немецкого", "русского" как всегда у французов. Про технику изложение идей и говорить нечего, вспоминается чеховское: "Люди, которые давно носят в себе горе и привыкли к нему, только посвистывают и задумываются чаще»

Прохоровка


Замулин "Засекреченная Курская битва"
"Авторы исследований и мемуаров о Прохоровском сражении редко удерживаются, чтобы не описать кульминационный момент этой атаки — выход бригад двух корпусов к свх. «Октябрьский» [331] и высоте 252.2. Читая строки о начале боя, создается впечатление, будто от ст. Прохоровка на противника двинулась стальная лавина из нескольких сотен советских боевых машин. В то же время им навстречу враг двинул столь же значительное число своих танков. В результате уже после нескольких минут бой превратился в некий ревущий гигантский клубок из стальных машин, огня и человеческих тел. Свою лепту и новые краски в эту эпическую картину внесли воспоминания уцелевших после войны участников сражения, отредактированные в «нужном направлении» людьми, как правило, далекими от армии. Бесспорно, на обычного человека подобное описание производит впечатление, и все, что запоминается, — это огромное поле, более тысячи танков, тонны искореженного металла и море огня. Профессионалы подобные рассказы воспринимают скептически. В лучшем случае как исторический анекдот, а большинство расценивают как ловкий прием, чтобы отвлечь внимание читателя от ошибок и просчетов советского командования, решившегося на эту необдуманную и толком не подготовленную кавалерийскую атаку столь значительными силами. В действительности все было значительно прозаичнее и страшнее.

Вот как описывал начало атаки П.А. Ротмистров:
«Смотрю в бинокль и вижу, как справа и слева выходят из укрытий и, набирая скорость, устремляются вперед наши славные «тридцатьчетверки». И тут же обнаруживаю массу танков противника. Оказалось, что немцы и мы одновременно перешли в наступление. Я удивился, насколько близко друг от друга скапливались наши и вражеские танки. Навстречу двигались две громадные танковые лавины. Через несколько минут танки первого эшелона наших 29-го и 18-го корпусов, стреляя на ходу, лобовым ударом врезались в боевые порядки немецко-фашистских войск, стремительной сквозной атакой буквально пронзив боевой порядок противника. Гитлеровцы, очевидно, не ожидали встретить такую большую массу наших боевых машин и такую решительную их атаку»{360}.
Оставим на совести автора эту красивую, но далекую от реальности зарисовку. Теперь уже нет сомнения в том, что легенда о грандиозном встречном танковом побоище с участием сотен боевых машин была придумана и тиражировалась на протяжении десятков лет с одной лишь целью — спрятать лобовую по форме, бездумную и самоубийственную по сути атаку, предпринятую без должной разведки и подавления огневых средств артиллерией и авиацией на подготовленный противотанковый район противника. Первые 2–2,5 часа контрудара 5-й гв. ТА никаких сквозных атак не было и быть не могло. Противник встретил наших танкистов массированным огнем с места, с оборудованных и пристрелянных огневых позиций, чем в значительной степени и переломил ситуацию в свою пользу.

Collapse )