July 6th, 2018

Каша в голове

Холмогоров:
"Крымский реформатор Врангель в черкеске, победитель турок Юденич, своеобразный святой белых – генерал Дроздовский, рыцарственный Каппель, жутковато-эстетичный Унгерн. ... На «правое», связанное с национализмом, нелиберальным консерватизмом и монархизмом, наложено жесточайшее табу. Это всё немедленно штампуется «Гитлером». ...Всё, что нам нужно, – это очищение собственного мозга от ввинченного нам подсознательного левого уклона. И искренние память, честь и уважение к тем, кто сражался и умирал за Россию". Русские, возрождающиеся в качестве нации и укрепляющие её традиции, конечно, должны чтить людей, которые сражались за единую Россию, а не за Интернационал. За Отечество, а не за всемирную революцию, за Веру, а не за вскрытие мощей и безбожную пятилетку. Это тот пример, тот ресурс человеческого подвига и самоотречения, которого нам не хватает. Ледяные походы корниловцев, переход дроздовцев из Ясс на Дон, оборона Крыма, трагические судьбы Маркова, Дроздовского, Каппеля, Колчака... И конечно, именно образ белых героев актуален, если мы когда-то еще рассчитываем увидеть действительно единую Россию.
https://vz.ru/opinions/2018/7/5/930941.html

Галин "Интервенция и Гражданская война":
"Сразу после Октябрьской революции Колчак обратился к английскому посланнику в Японии К. Грину с просьбой к правительству его величества короля Англии принять его на службу: «Я всецело предоставляю себя в распоряжение Его правительства…». 30 декабря 1917 г. английское правительство удовлетворило просьбу адмирала. «17 [30] июня я,- пишет Колчак,- имел совершенно секретный и важный разговор с послом США Рутом и адмиралом Гленноном… я оказался в положении, близком к кондотьеру»,- то есть наемному военачальнику… «Действительно, Колчак пытался все время одеваться в английский костюм. И не случайно, конечно, что в наиболее критические моменты он оказывался под защитой английского конвоя и английского флага, хотя подчас эта защита принимала совершенно анекдотические формы». Англичане послали Колчака в Сибирь, помогли ему осуществить переворот и установить военную диктатуру. Генерал Нокс, возглавлявший британскую военную миссию в Сибири, «цитируя заявление У. Черчилля в палате общин 6 июня, заявлял, что англичане несут ответственность за создание правительства Колчака».

Черчилль писал: «Было бы ошибочно думать, что в течение всего этого года мы сражались на фронтах за дело враждебных большевикам русских. Напротив того, русские белогвардейцы сражались за наше дело. Эта истина станет неприятно чувствительной с того момента, как белые армии будут уничтожены и большевики установят свое господство на всем протяжении необъятной Российской империи…».

В.Кожинов приводит слова из «Книги воспоминаний» великого князя Александра Михайловича, у которого более 20 родственников были убиты большевиками: «…По-видимому, «союзники» собираются превратить Россию в британскую колонию»,- писал Троцкий в одной из своих прокламаций для Красной Армии. И разве на этот раз он не был прав? Инспирируемое сэром Г. ДетердингомI или же следуя просто старой программе Дизраэли – Биконсфилда, британское министерство иностранных дел обнаруживало дерзкое намерение нанести России смертельный удар… Вершители европейских судеб, по-видимому, восхищались своею собственною изобретательностью: они надеялись одним ударом убить и большевиков, и возможность возрождения сильной России. Положение вождей Белого движения стало невозможным. С одной стороны, делая вид, что они не замечают интриг союзников, они призывали… к священной борьбе против Советов, с другой стороны – на страже русских национальных интересов стоял не кто иной, как интернационалист Ленин…»