June 22nd, 2018

"Тарантас"

Сцена в трактире:
"— Что есть у вас? — спросил Иван Васильевич у полового.
— Все есть, — отвечал надменно половой.
— Постели есть?
— Никак нет-с.
Иван Васильевич нахмурился.
— А что есть обедать?
— Все есть.
— Как все?
— Ща-с, суп-с. Да вот на столе записка, прибавил половой, гордо подавая серый лоскуток бумаги.
Иван Басильевич принялся читать:
ОБЕТ!
1. Суп. — Липотаж.
2. Говядина. — Телятина с циндроном.
3. Рыба — раки.
4. Соус — Патиша.
5. Жаркое. Курица с рысью.
6. Хлебенное. Желе сапельсинов.
— Ну, давай скорее! — закричал Василий Иванович.

...Василий Иванович казался доволен и молча ел за троих.
Но Иван Васильевич, несмотря на свой голод, едва мог прикасаться к предлагаемым яствам.
На соус патиша и курицу с рысью взглянул он с истинным ужасом.
— Есть у вас вино? — спросил он у полового.
— Как не быть-с? Все вина есть: шампанское, полушампанское, дри-мадера, лафиты есть. Первейшие вина...

...- Сено есть у вас? — спросил он у полового.
— Никак нет-с.
— Ну, достань, братец, я тебе дам на водку.
— Извольтс-с, достать можно.
Через несколько времени половой возвратился, зацыхаясь, с целым возом сена, котооый он поверг в углу комнаты. Иван Васильевич начал грустно приготовляться к ночлегу ...растянул он свой макинтош на сено и бросился на него с отчаянием. О ужас! Под ним раздался писк, и из клочков сухой травы вдруг выпрыгнула разъяренная кошка, вероятно заспавшаяся в сенном сарае. С сердитым фырканьем царапнула она раза два испуганного юношу, потом вдруг отскочила в сторону и, перепрыгнув через стулья и через Василия Ивановича проскользнула в полуотворенную дверь.
— Батюшки светы!.. Что там такое? — кричал Василии Иванович.
— Я лег на кошку, — отвечал жалобно Иван Васильевич.

..Обa молчали и старались заснуть.
В комнате было темно, и маятник стенных часов уныло стукал среди ночного безмолвия. Прошло полчаса.
— Василии Иванович!
— Что, батюшка?
— Знаете ли, о чем я думаю?
— Нет, батюшка, не знаю.
— Я думаю, какая для меня в том польза, что здесь потолок исписан разными цветочками, персиками и амурами, а на стенах большие уродливые зеркала, в которых никогда никому глядеться не хотелось. Гостиница, кажется, для приезжающих, а о приезжающих никто не заботится. Не лучше ли бы, например, иметь просто чистую комнату без малейшей претензии на грязное щегольство, — но где была бы теплая кровать с хорошим бельем и без тараканов: не лучше ли бы было иметь здоровый, чистый, хотя нехитрый русский стол, чем подавать соусы патиша, потчевать полушампанским и укладывать людей на сено, да еще с кошками?"

Легенда о вскрытых письмах

Из официальных показаний Мартынова:
"«С самого приезда своего в Пятигорск, Лермонтов не пропускал ни одного случая, где бы мог он сказать мне что-нибудь неприятное. Остроты, колкости, насмешки на мой счёт одним словом, все чем только можно досадить человеку, не касаясь до его чести. Я показывал ему, как умел, что не намерен служить мишенью для его ума, но он делал как будто не замечает, как я принимаю его шутки. ...На вечере в одном частном доме, за два дня до дуели, он вызвал меня из терпения, привязываясь к каждому моему слову, на каждом шагу показывая явное желание мне досадить".

"Не касаясь до его чести".
И вот за такую, "не касаемую чести", обиду была Мартыновым предложена а секундантами одобрена дуэль НА ПЯТИ ШАГАХ, ПРИ ТРЕХ ВЫСТРЕЛАХ.
И Монго-Столыпин, первый друг, заявил, что не знает о причинах дуэли (так шутки же, "всем известно"). Не хотел врать? Да и сама дуэль до странности не исследована. Например, толком не понятно, извинялся ли Лермонтов на барьере, стрелял ли на воздух, были ли "зрители", стреляли до бури, во время ее, после?... Сравните с дуэлью Пушкина - ведь по минутам расписана... Странно все скомкано, сведено к "подначкам", тупости Мартынова и никого "не интересует".

И все меняется, если история с письмами и дневником сестер Мартынова - правда. Что с того, что случилась в 1837-м? Вполне Мартынов мог окончательно узнать правду позже (из тех же "шуток" Лермонтова). И чудовищные условия дуэли и странная неосведомленность Столыпина и увертки остальных участников становятся понятными (не хотели компрометировать сестер и тревожить память поэта).

Хороший вопрос

Несколько раз слышал и читал про Россию: "Если вы такие хорошие, что же вас все соседи так не любят?"
Хороший вопрос.
Узнал недавно с удивлением: оказывается все скандинавы-соседи не любят Швецию и шведов - за что?? Оказывается - за имперское насилие над собой в прошлом и за сегодняшнюю продвинутость в настоящих а не мимишных делах.
(Кстати, даже свой "голодомор" им предъявляют (финны)).

А теперь умножьте масштаб Швеции на разницу его с российской огромностью, вспомните: "Польша (восточная Европа) — это не страна. Это — территория, через которую ходят воевать друг к другу немцы и русские". Брутально воевать, и противостоять, прикрываясь ими, целое столетие. И умножьте на заинтересованность сторонних сил в такой вражде.

Так нас они вообще любят.

Коржавин умер

Тендряков:
"Эмка был не от мира сего. Он носил куцую шинелку пелеринкой (без хлястика) и выкопанную откуда-то буденовку, едва ли не времен Гражданской войны. Говорят, одно время он ходил совсем босиком, пока институтский профком не выдал ему ордер на валенки. Эти валенки носили Эмку по Москве и в стужу, и в ростепель, и по сухому асфальту, и по лужам. По мере того как подошвы стирались, Эмка сдвигал их вперед, шествовал на голенищах. Голенища все сдвигались и сдвигались, становились короче и короче, в конце концов едва стали закрывать щиколотки, а носки валенок величаво росли вверх, загибаясь к самым коленям, каждый — что корабельный форштевень. Видавшая виды Москва дивилась на Эмкины валенки. И шинелка пелеринкой, и островерхая буденовка — Эмку принимали за умалишенного, сторонились на мостовых, что нисколько его не смущало".

Прожил невероятные для поэта 92 года, оставив нам лишь двустишие:
"Но кони - всё скачут и скачут.
А избы - горят и горят".