June 5th, 2018

Забавно

"Все знают, что в Израиле опасно. В Израиле знают, что опасно только в Иерусалиме. В Иерусалиме знают, что опасно только в Гило. Все в Гило знают, что опасно только на улице Асафат. Все на улице Асафат знают, что опасно только в доме номер 14. А все в четырнадцатом доме знают, что опасно только на пятом этаже. Все на пятом этаже знают, что опасно только в двадцать второй квартире. В двадцать второй квартире знают, что опасно не во всей квартире, а только на кухне. Но хозяйка знает, что опасно не на всей кухне, а только у холодильника, в который иногда залетают пули. Так что, из-за двух протухших гамбургеров мы должны останавливать мирный процесс?"

Наша надежда и воздыхание

Зинаида Гиппиус
У. С.
Наших дедов мечта невозможная,
Наших героев жертва острожная,
Наша молитва устами несмелыми,
Наша надежда и воздыхание, —
Учредительное Собрание, —
Что мы с ним сделали?
12 ноября 1917
------
Галин «Интервенция и Гражданская война»
"...Союзники требовали от большевиков проведения демократических выборов в Учредительное собрание – еще только прообраз парламента – во время войны; последствия нетрудно было предвидеть. Разгон Учредительного собрания, жесткая концентрация власти были вызваны мировой и Гражданской войной, интервенцией, анархией и «русским бунтом», оставленным в наследство большевикам Временным правительством, т. е. не столько идеологическими предпосылками большевиков, сколько требованиями объективной реальности. В тех же демократических Англии и Франции во время войны «все выборы – в сенат, в палату депутатов, окружные и коммунальные – были отсрочены до прекращения военных действий». И во Франции и в Англии парламент в итоге был фактически отстранен от власти, в Англии был образован Военный комитет в составе 11 человек,- по сути, директория, полностью управлявшая государством. У. Черчилль писал: «Во время войны в Англии небольшой Военный кабинет фактически управлял страной, а Кабинет министров в полном составе не имел большого значения». Во Франции в ноябре 1917 г. к власти были приведены Клемансо и Петен, отличавшиеся своим радикализмом. А. Деникин с восхищением говорил о примере Германии, приводя слова Гинденбурга: «Канцлер – это не более как вывеска, прикрывающая военную партию. Фактически правит страной Людендорф».

Я входил в Мосэстраду как в дом родной, а теперь я иду туда как на Голгофу!

Украинская детская писательница Лариса Ницой:
"...Зайдя в здание СБУ, сотрудник неожиданно со своими коллегами перешел на русский язык. Он вызвал другого сотрудника и той тоже обратился ко мне на русском: «Лариса Нікалавна, я правєду вас к слєдоватєлю».
Для меня это был шок. Я часто получаю письма на русском языке с угрозами мне и моей семье, о том, что «вот прідут іхніє...» - и тут какие-то незнакомцы, которые бы должны в стенах такой уважаемой государственной структуры при исполнении государственных обязанностей говорить на государственном языке – вдруг заговорили со мной на русском языке про какого «слєдаватєля». Это выглядело как захват врагами нашей службы безопасности. Я так и спросила у них:

- Стоп, ребята, вы почему разговариваете на русском языке? Вы что, агенты кремля?
Я обратилась к тому, что должен был вести меня к слєдаватєлю».
- Вы что, вражеский агент?
- Нет, - ответил он, - я работаю здесь, в СБУ.
- А почему же тогда вы разговариваете со мной на русском?
Ответ меня ошеломил.
- Поэтому мне так удобнєй, - прозвучало от него, как будто со мной говорила ватніца из перехода, которая торгует носками.
Масла в огонь подлил первый сотрудник, который еще 5 минут назад разговаривал со мной на украинском:
- А шо вы так рєагіруєте? У нас полстрани разгаваріваєт на рускам!

Collapse )