March 12th, 2018

Черно-белое кино

За два месяца посмотрел фильмов тридцать, но ни одного достойного хоть слова. Но вот наконец повалили косяком, всем рекомендую:
1. "В укромном месте" 1950, с Богартом. Истинный психологический триллер, любопытно - я этот фильм смотрел года три назад, но настолько все неоднозначно в нем, что пересматривая, не мог вспомнить кто же убийца. По моему это признак качества.
2. "Леди Ева" 1941 с Барбарой Стэнвик. Великолепная комедия, совершенно обязательная к просмотру.
3. «Извините, ошиблись номером» 1948. Еще один фильм с Барбарой Стэнвик. Сделан на основе радиопостановки, поэтому сюжет необычен.
4. "Двойная страховка" 1944 Снова фильм с Барбарой Стэнвик. Фильм - эталон нуара, классика из классик.
5. "Белинский" 1951 Самый лучший из сталинских фильмов-биографий. Режиссер Козинцев. Актерская игра фантастическая, с современной просто не сравнить.




Ерофеева вспомнил




Посмотрел первые две серии и последнюю российского сериала "Родина" 2015 - клона американского (2011 года).
Все кондовые, шитые белыми нитками штампы американских образов и сюжетных ходов - в исполнении наших актеров и в российском антураже.
Смотрится как пародия, воляпюк, сапоги всмятку! ...между тем сериал пользовался в России успехом три года назад.
Из чего заключаю, что "этот народ не победить".
Что бы ни случилось с моей страной, во дни сомнений, во дни тягостных раздумий, в годину любых испытаний и бедствий - эти глаза не сморгнут. Им все божья роса…'

1968-2018 К пятидесятилетию

Дерлугьян "Как устроен этот мир"
"В ходе потрясений 1968 г. для всех правительств было исключительно важно предотвратить смычку левых студентов и массы кадрового пролетариата. (Каким политическим кошмаром для властей могла обернуться такая интеллигентско-рабочая смычка, показала в 1981 г. польская «Солидарность».) Профсоюзы на Западе тогда покупались материальными предложениями сверх их собственных ожиданий. Это, конечно, обеспечивало социальное спокойствие, но и дальнейший рост запросов. И все это на фоне понижения норм прибыли в устаревающих промышленных секторах.
Вот почему вызванный ОПЕК рост сырьевых издержек спровоцировал в 1974–1975 гг. кризис, сломавший прежние компромиссы и приведший к деиндустриализации Запада. Промышленность выводилась из дорогих стран Запада в более дешевые страны Азии и Латинской Америки, а обезработивший западный пролетариат переводился на пособия и все более на кредитование своего потребления.

В 1979 г. президент США Джимми Картер под угрозой поражения на выборах призвал своих экономистов сделать хоть что-нибудь для обуздания экономического кризиса. Новый глава американского центробанка Пол Волкер предложил тогда отчаянные меры, не использовавшиеся с 1920-х гг. Это было почти как в стародавние времена – пустить пациенту кровь, коль скоро все современные антибиотики перестали работать. Американский финансовый чародей Пол Волкер, как показывают документы тех лет, жал кнопки практически вслепую.

В 1979 г. Волкер резко поднял ставки по кредитам. Повышение ставок должно было стимулировать приток капитала в Америку, что позволяло профинансировать дефицит баланса текущих операций за счет временных, как тогда казалось, займов и дефицита платежного баланса. Меры Волкера, таким образом, виделись паллиативом, призванным помочь президенту Картеру избраться на второй срок, временной мерой (пусть «шоковой», но старательно щадящей своих), а вовсе не эпохальным переворотом на мировых рынках. Результат, однако, превзошел ожидания. Вопреки всем левым, да и правым, теориям, в «центр империализма» со всего мира хлынули потоки сбережений, инвестиций и спекулятивных денег. Из экспортера капитала США стремительно превращались в импортера, из мирового кредитора – в крупнейшего должника. Рейган и Волкер если и были озадачены таким поворотом, то вовсе ему не противились.

Американские элиты вели себя подобно предводителю дворянства, который смело занимает у своих клиентов, а те покорно ссужают поиздержавшемуся генералу, который по-прежнему оказывает протекцию просителям, является на все свадьбы – и продолжает азартно играть на скачках.

Китай оказался самым непредвиденным последствием политики глобализации. Начиналось просто. Вывод трудоемких индустрий из стран ядра миросистемы означал поиск новых производительных баз где-то на периферии. В 1970-х – 1980-х гг. это приводило к краткосрочным подъемам то в Бразилии, то в Индонезии, что тут же провозглашали экономическим чудом. Глобальная рыночная интеграция КНР вначале воспринималась американскими элитами как маневр в противостоянии СССР и Вьетнаму, снисхождение к бывшему противнику, затем как удачное сочетание инвестиционных возможностей и, наконец, как вопиющее подтверждение рыночной идеологии.
Страх перед разбуженным азиатским великаном возникает в Америке только к концу 1990-х гг., когда выяснилось, что баснословные долги США скупает прежде всего Китай. Америке предложили сделку, от которой она не могла отказаться. Все еще бедная, но беспрецедентно быстро растущая и вдобавок, конечно, великая азиатская страна финансировала потребление намного более богатого общества, которое по ходу и стараниями прежде всего собственных хитроумных менеджеров быстро теряло основы своего индустриального производства. Продолжение гигантской индустриализации Китая требовало поддержания где-то в мире столь же гигантского спроса. Китай стал ссужать Америку, чтобы поддержать американский уровень потребления. Ситуация неслыханная и оттого трудно поддающаяся прогнозированию.

Уже несколько лет витает идея Пекинского консенсуса – в пику Вашингтонскому консенсусу глобального неолиберализма. Это, говоря начистоту, авторитарная программа патерналистской бюрократии полупериферийных зон, обеспечивающей свои властные и имущественные интересы".

Помер, что ли?

Узнал, что "прошла церемония вручения кинопремии "Оскар" - случайно, по РБК. До этого где то в бегущей строке прочитал, что "готовится церемония вручения кинопремии "Оскар", но думал, что если нет ажиотажа ("номинаты"! "фавориты"!), то не скоро. А оказалось просто никому не интересно, ни в СМИ ни в "Фейсбуке". Лет десять к этому шло, то была глыбища поболее самих штатов.

Вот сука

Читаю мемуары Мадлен Олбрайт "Госпожа госсекретарь". Пишет, что узнала о своем еврейском происхождении из подметного письма, в пятьдесят лет, после назначения госсекретарем, имея живых отца и мать до зрелого возраста, двоюродных братьев и сестер, дедушек и бабушек по обеим линиям - жертв Холокоста - и никто ничего ей не сказал! Якобы считала себя чешкой, дочерью беженцев из коммунистической Чехословакии. Надо сказать, что американская пресса сему чудесному неведению плохо поверила - но не могу понять причин этого хитрованства американского госсекретаря.
Разве для того, чтобы прикрыться еврейством и бабушкой с дедушкой в первые труднейшие месяцы своей работы в серпентарии Госдепа? Холокост в виде джокера из колоды, какая милота.