December 28th, 2017

Знайка-Незнайка

Николай Носов в своей трилогии о Незнайке использует один и тот же замечательный прием: обозначает Знайку как источник власти и порядка а затем удаляет его на время, предоставляя коротышкам свободу. Именно в этом промежутке отсутствия Старшего рождается феномен Приключения, ибо без Старшего за сценой и его возвращения было бы просто свинство без начала и конца.
Что, собственно, происходило в Зеленом городе без Знайки? Ничего особенного - Тюбик рисовал, Незнайка строил отношения с малышками, Винтик и Шпунтик совершили поход в Змеевку за паяльником. А с каким восторгом читалось! Что, собственно, произошло со мной за четыре года в Свердловске между новосибирской казармой и кировской "работой по распределению"? Тоже ничего. А казалось (и было!) фейерверком приключений. И совсем не надо было для этого огнедышащих драконов, правильное приключение в них не нуждается.

"Ты победил, ужасный хохол"

С.А.Венгеров «Гоголь совершенно не знал реальной русской жизни (Почти невероятное происшествие)»:
«Звучит, в самом деле, чем-то безмерно-парадоксальным, что автор «Ревизора» и «Мертвых душ», в которых отразилась, говоря установившимся шаблоном, «вся Россия», на самом деле воочию эту самую «Россию», можно прямо сказать, никогда не видел. Знал Гоголь только Малороссию и Петербург. Великорусский же быт, «Россию», русскую провинцию, доподлинную русскую жизнь он не только никогда не наблюдал, но даже и возможности наблюдать не имел... В эпоху создания «Ревизора» и «Мертвых душ» ...Гоголь, сидя в экипаже, провел в доподлинной России около 50 дней.

...Не заезжал Гоголь никогда ни к какому русскому помещику, не обедал никогда ни у какого Манилова, не видал, как уписывает бараний бок Собакевич, не ночевал у Коробочки, не бывал никогда ни на каком, столь неправдоподобно у него описанном губернаторском балу, не видел, «как пошла писать губерния», не был никогда свидетелем того, как ведут беседу дама просто приятная и дама приятная во всех отношениях и т. д., и т. д. Ровно ничего из всего этого, столь типичного, по общему представлению, для русской жизни калейдоскопа лиц Гоголь воочию никогда не видел и не наблюдал. Все создал путем рефлексии и художественного комбинирования, либо в основу своей общерусской типизации положил впечатления малороссийские.

...Украину Гоголь окутал поэтическим флером, а Россия для него одна лишь мерзость запустения, мертвое царство мертвых душ. Гоголь относился к русской действительности прямо как иностранец. Малороссийское мироощущение, если можно так выразиться, настолько органически засело в Гоголе, что то немногое специфически русское, которое было ему знакомо, запечатлевалось в его изображении не столько как художественная эмоция, сколько как этнографическая картина»
-----
Розанов из письма П.Б.Струве 6 февраля 1918 года:
«Я всю жизнь и боролся и ненавидел Гоголя и в 62 года думаю: ты победил, ужасный хохол. Он всю нашу «Государственную думушку» рассмотрел и сказал, что ничего, кроме хвастовства и самолюбия, чванства и тщеславия, русские никогда ни в какую политику не внесут… Это крысы, жрущие сыр в родных амбарах… Чувство собственности может возникнуть у родовитого человека, а не у омерзительной ватаги воров, пьяниц и гуляк. И при всем этом люблю только один русский народ, исключительно вот русский народ. У меня несчастная жалость к этому несчастному народу, к этому уродцу-народу, к этому котьке слепому и глупому».

Батл

Павел Басинский "Из жизни отечественных кактусов" 1997.
"Сам по себе Пелевин с грошовым изобретательским талантом, с натужными «придумками» вроде всамделишной ампутации ног курсантам в училище им.Маресьева (повесть «Омон Ра») и прочей, извините за повторение, художественной гадости, от которой тошнит и восторги от которой оставим на совести тех, для кого опрятность и достоинство литературного слова «звук пустой», — не стоит и ломаного яйца. Это один из фирменных кактусов «Знамени», выведением которого по праву гордится этот самый ловкий в деле выведения экзотических растений журнал. В лаборатории «Знамени» за кактус по имени «Пелевин» кто-нибудь непременно да получил премию: подобного дива нет ни в одном издании; и этим все сказано. А задавать вопросы: зачем кактус, почему именно такой кактус и что нам в конце концов делать с этим кактусом? — есть величайшая нескромность. Культурный японец пришел бы в ужас, прочитав пелевинские пошлости о восточной культуре принимать гостя; белый и красный офицеры перевернулись бы в гробах, когда бы до них дошла пелевинская «версия» гражданской войны в России. И так далее, так далее. Военные, космонавты, русские, монголы, китайцы… каждый различающий и уважающий свое национальное, профессиональное, то есть в конце концов культурное, лицо человек не может воспринимать прозу Пелевина иначе, как хамское нарушение незыблемого privacy".

Ответ Пелевина Generation "П" 1999 год

«В кадре - дверь деревенского сортира. Жужжат мухи. Дверь медленно открывается, и мы видим сидящего над дырой худенького мужичка с похмельным лицом, украшенным усиками подковой. На экране титр: «Литературный обозреватель Павел Бесинский». Мужичок поднимает взгляд в камеру и, как бы продолжая давно начатую беседу, говорит:
- Спор о том, является ли Россия частью Европы, очень стар. В принципе настоящий профессионал без труда может сказать, что думал по этому поводу Пушкин в любой период своей жизни, с точностью до нескольких месяцев. Например, в 1833 году в письме князю Вяземскому он писал...

В этот момент раздается громкий треск, доски под мужичком подламываются, и он обрушивается в яму. Слышен громкий всплеск. Камера наезжает на яму, одновременно поднимаясь (модель движения камеры - облет «Титаника»), и показывает сверху поверхность темной жижи. Из нее выныривает голова обозревателя, которая поднимает глаза и продолжает прерванную погружением фразу:
- Возможно, истоки надо искать в разделе церквей. Крылов не зря говорил Чаадаеву: «Посмотришь иногда по сторонам, и кажется, что живешь не в Европе, а просто в каком-то...»
Что-то сильно дергает обозревателя вниз, и он с бульканьем уходит на дно. Наступает тишина, нарушаемая только гудением мух".

Запоздалый ликбез


Памятник основателям Иркутска.

Памятник основателям в Салехарде

Алексей Иванов "Дебри":
"За одно столетие русские землепроходцы присоединили к России всю Сибирь: от кряжей Урала до вулканов Камчатки, от побережья Ледовитого океана – «Дышащего моря» – до ледяных вершин «Крыши мира».
Маленькими отрядами по тридцать – пятьдесят человек они отважно выходили на terra incognita, словно в открытый космос. Никто из них не знал, что скрывается там, за поворотом, потому что эти грубые бородатые мужики, преданные государю вояки и вольные разбойники – сами себе хозяева, уже перешли пределы карт: с расчерченных листов шагнули на чистые страницы, чтобы кровью и по́том нанести на них собственную географию. К началу XVII столетия территория современной России на три четверти была сплошным «белым пятном». Рисуй, сколько душе угодно".
----
Никому не известные подвиги.
А история присоединения Вятки к Москве? А походы вятских ушкуйников на Сарай? Тут же на три незалежнасти и пять гидностей событий. Почему мы про это ничего не знаем, почему даже на местах лишь смутные слухи о местной истории? Я, например, тридцать пять лет на Урале и знаю из местной истории лишь полумифическое утопление Демидовым фальшивомонетчиков в Невьянской башне. И все.

Ответ очевиден: потому что Москва, потому что лишь ее подвиги, ее люди могут быть предметом настоящего культа в Московии и лишь это мы знаем и помним. Так тут все устроено. Причины понятны.
Забудьте же новые и будущие граждане России о возможности существования (даже мысли об этом!) неких "особых" русских, лайт-хохлов, с некими особыми правами и особыми договоренностями с Москвой. Поезжайте в Татарстан, Дагестан, становитесь татарином, аваром для "договоренностей". А русский в России везде одинаков.

Гоголь о Шевченко

Г.П.Данилевский. "Знакомство с Гоголем"
"А Шевченко?" - спросил Бодянский. Гоголь с секунду промолчал и нахохлился. На нас из-за конторки снова посмотрел осторожный аист. "Как вы его находите?" - повторил Бодянский. "Хорошо, что и говорить,- ответил Гоголь: - Только не обидьтесь, друг мой... вы - его поклонник, а его личная судьба достойна всякого участия и сожаления..." "Но зачем вы примешиваете сюда личную судьбу? - с неудовольствием возразил Бодянский: - Это постороннее... Скажите о таланте, о его поэзии..." "Дегтю много,- негромко, но прямо проговорил Гоголь,- и даже прибавлю, дегтю больше, чем самой поэзии. Нам-то с вами, как малороссам, это, пожалуй, и приятно, но не у всех носы, как наши. Да и язык..." Бодянский не выдержал, стал возражать и разгорячился. Гоголь отвечал ему спокойно. "Нам, Осип Максимович, надо писать по-русски,- сказал он,- надо стремиться к поддержке и упрочению одного, владычного языка для всех родных нам племен. Доминантой для русских, чехов, украинцев и сербов должна быть единая святыня - язык Пушкина, какою является евангелие для всех христиан, католиков, лютеран и гернгутеров. А вы хотите провансальского поэта Жасмена поставить в уровень с Мольером и Шатобрианом!" - "Да какой же это Жасмен? крикнул Бодянский.- Разве их можно равнять? Что вы? Вы же сами малоросс!" "Нам, малороссам и русским, нужна одна поэзия, спокойная и сильная,продолжал Гоголь, останавливаясь у конторки и опираясь на нее спиной,нетленная поэзия правды, добра и красоты. Я знаю и люблю Шевченка, как земляка и даровитого художника; мне удалось и самому кое-чем помочь в первом устройстве его судьбы. Но его погубили наши умники, натолкнув его на произведения, чуждые истинному таланту. Они все еще дожевывают европейские, давно выкинутые жваки. Русский и малоросс - это души близнецов, пополняющие одна другую, родные и одинаково сильные. Отдавать предпочтение, одной в ущерб другой, невозможно. Нет, Осип Максимович, не то нам нужно, не то. Всякий, пишущий теперь, должен думать не о розни; он должен прежде всего поставить себя перед лицо того, кто дал нам вечное человеческое слово..." Долго еще Гоголь говорил в этом духе. Бодянский молчал, но, очевидно, далеко не соглашался с ним. "Ну, мы вам мешаем, пора нам и по домам!" - сказал, наконец, Бодянский, вставая. Мы раскланялись и вышли. "Странный человек,- произнес Бодянский, когда мы снова очутились на бульваре,- на него как найдет. Отрицать значение Шевченка! Вот уж, видно, не с той ноги сегодня встал", Вышеприведенный разговор Гоголя я тогда же сообщил на родину близкому мне лицу, в письме, по которому впоследствии и внес его в мои начатые воспоминания. Мнение Гоголя о Шевченке я не раз, при случае, передавал нашим землякам. Они пожимали плечами и с досадой объясняли его посторонними, политическими соображениями, как и вообще все тогдашнее настроение Гоголя".

(no subject)

Александр Зубченко
"Очень огорчаюсь, когда меня просят спрогнозировать развитие событий в будущем 2018 году. Про принцип неопределенности Гейзенберга слышали? А про кота Шредингера? Который дохнет, но наполовину? Так вот, это все ерунда по сравнению с буднями европейской цивилизации, цветущей шо твоя конопля в Украине. Вы пробовали прогнозировать развитие событий в палате психиатрического диспансера? Даже опытные санитары, повидавшие, казалось бы, все на своем веку, пасуют и не могут дать ответ на элементарный вопрос: что сделает шизофреник Василий, если ему дать карандаш? Напишет слово из трех букв на лбу у соседа, съест его, засунет объект либо соседу, либо себе в… Вариантов море.

...Респондентам в различной степени трезвости предлагают: назовите три самых главных события уходящего 2017 года. На первом месте, понятное дело, введение безвизового режима. А теперь, внимание, второе место: «уголовное дело, возбужденное против Саакашвили». Еще раз напомню, что речь идет о главных событиях уходящего года. Пенсионная реформа, война на Донбассе, медицинское освидетельствование за бешеные деньги по методу «деньги ходят за пациентом» – все не то. Зато обвинения в адрес Михуила всех задели за живое. Грузин фактически засветился во всех основных номинациях, оттесняя действующего, пока еще живого президента на задворки общественного сознания. Как, скажите мне, пожалуйста, можно прогнозировать развитие страны, население которой дает подобные оценки главным событиям года? Никак.

...Шоу Михуила началось 11 сентября. И вот в декабре он становится политиком года номер два и «политическим событием», лишь немного уступающим в рейтинге безвизовому режиму. О чем тут можно говорить? Только о том, что существует стопроцентная вероятность, что его посадят. Или депортируют. А также о том, что он вынудит Порошенко уйти в отставку в 2018 году. Тоже сто процентов. Так не бывает? Бывает! Нас, знаете ли, ничего не сдерживает.

Любой вариант событий является возможным. Военный переворот? Да части Национальной гвардии уже давно готовы штурмовать Банковую при поддержке танковых батальонов, приехавших на такси прямо из зоны АТО! Заговор ментов? Вообще не вопрос! Министр внутренних дел горит желанием арестовать Порошенко и устроить нормальную хунту. С блек-джеком и мальчиками. Ориентация у него такая. У всех вышеперечисленных вариантов вероятность стопроцентная. Единственное, что ограничивает, – это развитие европейской нации в одном измерении. Пока нельзя все сразу вместить в один вялотекущий временной континуум".

Обманули, обманули!

"C украинской стороны есть помилованные Порошенко и на момент готовности к обмену имелись свободные люди, без всяких претензий к ним со стороны закона, которым оформили пропуск СБУ для посещения зоны АТО (интересно что написали в графе цель визита) и обеспечили транспорт".