November 23rd, 2017

Роль русской литературы

Не так давно собирал мебель Икеа. Ощущение - словно маленьким мальчиком строишь домик из кубиков. Все совпадает, отверстия под шурупы не намечены а просверлены, для каждого этапа отдельная страница в инструкции, огромные картинки, помимо правильного показан еще и неправильный вариант и красным крестом перечеркнут.
Вспомнил как в советское время собирал советский шкаф целый день и ко мне друг специально приезжал помогать и мозоли сорванные потом прижигали зеленкой.

Невольно (пока собирал) думал -" у них, на Западе, уже несколько поколений так, с удовольствием, легко, без кровавых мозолей мебель собирают. Должно же было сказаться это на их психологии? И другое, подобное этому. Главное - целыми поколениями"

А мы целыми поколениями Пушкина с Лермонтовым читаем. Сейчас читаю французов, всего Флобера прочитал, включая два тома писем, Стендаль, сейчас вот "Исповедь", плутовской роман Руссо. Ребята, ведь русская литература, столь прославленная - это ведь "советский шкаф", она ведь дикарская в сравнении с французской (к примеру). И Толстой (между нами говоря, не имевший даже высшего образования), и Достоевский. Все не по правилам, все не как "надо". Не говоря про изумительный стиль французов, чуть ли единственный недостаток их сюжетов - ах, Жюльен Сорель НЕЛОГИЧНО стреляет в госпожу Реналь, так не бывает! А у нас вся литература такая. Не из "Шинели" она выросла, а из сцены когда Ноздрев ночью приходит к ничего не подозревающему Чичикову и предлагает помощь в похищении губернаторской дочки.

И эта неправильность нашей литературы так же сказалась на нашей психологии, как "советский шкаф". Елки-палки. От этого то, как уйти, господин Авен? Это уже стало как православие, от духа которого не уйти и не увести народ.

Непочатый край работы

"С момента основания Нобелевской премии, то есть с 1901 года, единственным чернокожим лауреатом за научные достижения был экономист из Сент-Люсии сэр Уильям Артур Льюис, который получил премию в области экономики за "новаторские исследования экономического развития в приложении к проблемам развивающихся стран. Было это в 1979 году"

Гоголь. Конец

Из письма Гоголя другу детства Александру Данилевскому, 1841 год:
"Но слушай, теперь ты должен слушать моего слова, ибо вдвойне властно над тобою мое слово, и горе кому бы то ни было, не слушающему моего слова. Оставь на время все, все, что ни шевелит иногда в праздные минуты мысли, как бы ни заманчиво и ни приятно оно шевелило их. Покорись и займись год, один только год, своею деревней. ...Клянусь, с него начнется заря твоего счастья. Итак, безропотно и беспрекословно исполни сию мою просьбу! Не для себя одного, ты сделаешь для меня великую, великую пользу. Не старайся узнать, в чем заключена именно эта польза; тебе не узнать ее, но, когда придет время, возблагодаришь ты провидение, давшее тебе возможность оказать мне услугу... О, верь словам моим! Властью высшею облеченно отныне мое слово. Все может разочаровать, обмануть, изменить тебе, но не изменит мое слово. Прощай!"

Данилевский - Гоголю, в ответ на похожее письмо в феврале 1849 года.
"Письмо твое чрез посредство Александра Михайловича я получил давно, но не отвечал потому, что ровно не знал ничего сказать тебе в ответ на твои проповеди. Я вижу, тебя не урезонишь, ты все поешь одну песнь".

Плетнев - Гоголю, 1844 год:
"Наконец захотелось тебе послушать правды. Изволь: попотчую. ... Но что такое ты? Как человек существо скрытное, эгоистическое, надменное, недоверчивое и всем жертвующее для славы. Может быть, все это и необходимо для достижения последнего. Итак, я не назову ни одного из этих качеств пороком: они должны сопутствовать человеку, рожденному для славы. И в Евангелии сказано: оставиши отца твоего и матерь и прилепися к жене. Но как друг что ты такое? И могут ли быть у тебя друзья? Если бы они были, давно высказали бы они тебе то, что ты читаешь теперь от меня. Но я говорю не как друг, а как честный человек, уполномоченный тобою. ... Но посмотрим, что ты как литератор? Человек, одаренный гениальною способностью к творчеству, инстинктивно угадывающий тайны языка, тайны самого искусства, первый нашего века комик по взгляду на человека и природу, по таланту вызывать из них лучшие комические образы и положения, но писатель монотонный, презревший необходимые усилия, чтобы покорить себе сознательно все сокровища языка и все сокровища искусства, неправильный до безвкусия и напыщенный до смешного, когда своевольство перенесет тебя из комизма в серьезное. Подле таких поэтов-художников, каковы: Крылов, Жуковский и Пушкин, ты только гений-самоучка, поражающий творчеством своим и заставляющий жалеть о своей безграмотности и невежестве в области искусства. Но довольно. ..."

Много думал

Разговаривал с Украиной. Три года как нет денег платить за длинные разговоры пенсионеру, говорит три года лапидарно, на этот раз все почти ограничилось: "Нам пенсию увеличили В ДВА РАЗА!" И отбой.