November 20th, 2017

Социология



Прочитал удивительный сборник репортажей Марины Ахмедовой, изданный в 2015 году про украинские события. По сути это художественная обработка бесед с участниками Майдана и "АТО", простыми украинцами а также защитниками Донбасса, Бабаем, Захарченко. Подчеркнутая беспристрастность: например после гибели генерала Кульчинского (в сбитом самолете, вместе с другими двенадцатью карателями) многие в СМИ вспомнили данное ей интервью, в котором украинский генерал МВД обещал взрывать вокзалы, отравлять воду на территории России и не делать никаких различий между мирными и немирными москалями, так вот, после того как после его смерти все стали это вспоминать, она выступила со специальной статьей-напоминанием про некоторые трогательные стороны биографии Кульчинского (был некогда беден). Еще характерный пример - книга заканчивается ни чем иным, как эмоциональным проклятием некоего ВСУшника в адрес России. При всем этом совершенно очевидно, что относиться Ахмедова к происходящему не как Маша Гайдар или Жванецкий, а как и должен относиться культурный русский человек.

Я, сам имея знакомую даму с Киева, собственными ушами слышав от нее поток евробреда и расистских упражнений, сам, прочитав десятки, сотни сообщений о подобном в социальных сетях не верил ни ушам ни глазам своим пока не прочитал книжку Ахмедовой. Все оказалось правдой и неправдой одновременно. Все оказалось сложней. Вот что я понял из книги, хотя нигде в ней нижеизложенное прямо и даже косвенно не говорится.

После ухода Крыма и Донбаса оставшееся население Украины делится на три группы:
1. "Западенцы". Отдельный народ заскорузлого сельского типа. Полная ориентация на Польшу и "Европу", исключительная ненависть к русским. Никаких шуток - надо осознавать, что они нас ненавидят как евреи немцев в 1945, или армяне турок в 1915, этот вопрос не обсуждается между ними, как не обсуждалась ненависть к русским у чеченцев в "Хаджи-Мурате". Они по русски не говорят и диспутов с нами не ведут в Фейсбуке.
2. "Свидомые хохлы". Это русские люди выбравшие украинство (западенство) и оборвавшие все связи с русским миром. Разговоры о "рождении нации" на Украине это как раз разговоры об окончательном преобразовании их в "западенцев", от которых они отличаются только качеством ненависти к "русне", и расовой неполноценностью в сравнении с расовыми галичанами. С ними мы тоже не общаемся и ничего про их мир не знаем.

3. "Хохлы". Это последняя и самая жалкая группа населения Украины, ее абсолютное большинство, это русские люди, умственно застрявшие в перестроечном, западнолюбивом 1988 году, нахватавшиеся расистских верхушек от господствующих групп и без устали их повторяющие. Это те "украинцы", с которыми мы только и общаемся в Фейсбуке и по чьим феерическим бредням узнаем о умонастроении их господ. Если у последних в голове два посыла - "Варшава" и "резать русню", то у этих одна: "Нет, мы правильно сделали, записавшись в украинцы, рашкафсе и они там едят ежей". Их никогда по настоящему не будут переделывать в "европейцев" или даже в свидомых хохлов, их просто будут садистски мучать, бесконечно уча мове и Бандере, а они останутся необучаемыми в подтверждение "элитарности" украинства, проникновение в глубины которого далеко не всем дано. Кроме того они дают материал для бремени украинского человека (украинизация, сиречь европеизации аборигенов), что немаловажно. Это папуасы современной Украины, и по ним судить о ней нельзя (а мы судим).

Вот зарисовка о них из книги:
"...Семья садится перед телевизором в холле. На полу бежевый ковер с малиновыми узорами. Панкрат размещается на нем. Елена и отец Андрий рассаживаются по стульям, принесенным из кухни.
Телевизор показывает двух мужчин в костюмах, стоящих на фоне высоких зданий из стекла и железа. Один из них — глава «Газпрома» Миллер. Голос ведущего: «В июле Россия может прекратить поставки газа Украине, если Украина не внесет предоплату». Голос Миллера: «Предоплата — дело добровольное. Хочешь получать газ — надо за него платить. Сколько Украина может паразитировать…»
— А у меня за газ все оплачено, — упавшим голосом говорит Елена.
— Газ в Германию идет через нашу страну, — напоминает чиновникам в костюмах отец Андрий.
— Аж противно… — Панкрат хватается за грудь. — Какое мерзкое отношение к людям — как ко второму сорту! А еще Путин говорит: «У нас всегда были братские отношения», — передразнивает Путина. — Вот Андрий — мой брат, — обращается Панкрат к Миллеру. — Я что, буду с него деньги брать?"

Еще два слова. В книге есть беседы с людьми на Украине, оставшихся верных русскому миру. Это, без преувеличения самая светлая часть книги, выход из идиотизма сельской незалежности, это городские люди, сложные, умные и которые скоро исчезнут на Украине, как графья после революции. Взять знаменитого Бабая, он селюк и несет пургу, но его прямую речь вставляй в любой роман Достоевского или Толстого - окажется к месту, несмотря на всю экзотику Бабая, это Парфен Рогожин, это не "про Варшаву".

Расчехлился ватничек!

"Петр Авен: Если ты посмотришь на долю авторитарных, недемократичных режимов — всю историю человечества она падала, а доля демократических росла, независимо от культур, от вероисповедания. Я просто считаю, что мы никогда не будем готовы, если будем продолжать эти заклинания о том, что мы не готовы. Ребенок должен падать, ошибаться, это тяжело, это трудно. Польша, между прочим, тоже была сильно испорчена коммунизмом.
Анатолий Чубайс: Тьфу, сравнил".
-------
И дальше:
"Анатолий Чубайс: ...я считаю, что пришло время к нашей модели, с которой мы пришли и за которую мы боролись, отнестись критично, сказать самим себе, в чем мы были правы, а в чем мы были не правы. Я считаю, что мы были не по размеру той задачи, за которую взялись.
Петр Авен: Ты имеешь в виду команду Гайдара?
Анатолий Чубайс: Да, я имею в виду нашу команду, команду Гайдара. Задача под названием «Политическое и духовное переустройство страны» не по плечу 25 мальчикам-интеллектуалам из Москвы и Ленинграда, которые страну по-настоящему не знали. ...Мы забывали некоторые очевидные истины, например, истина о том, что в России живет русский народ, что русский народ отличается от еврейского народа.
Петр Авен: Это неправда. Для меня идеологема о том, что свобода больше Родины и что Родина — это не территория, не обсуждается. Для меня это тогда было точно так же очевидно, как и сейчас.
Анатолий Чубайс: Как быть с тем, что у 95% населения страны, в которой ты живешь, все ровно наоборот? Их убрать, отодвинуть? Бог с ними, валим отсюда? Как с этим быть-то, Петя?
Петр Авен: С ними работать. Объяснять, объяснять и давать им возможность ошибаться.
Анатолий Чубайс: А может быть, прислушаться, прежде чем объяснять? А может, понять, откуда это вырастает?
Петр Авен: Это вырастает из тысячелетнего рабства, больше ниоткуда. Не надо себя обманывать. Это вырастает из отсутствия демократических свобод и отсутствия нормальной, цивилизованной жизни гражданского общества. Только и всего. Мне неинтересно разговаривать с вертухаями лагерей.
Анатолий Чубайс: А ничего, что эта страна создала культурные образцы, на которые равняется весь мир? Ничего, что эта страна создала научно-технические образцы, на которые равняется весь мир? Мы это все сбрасываем?
Петр Авен: Создала вопреки, а не благодаря. ... Тезис, что свобода не является высшей ценностью, я считаю глубоко порочным, опасным и античеловечным. Всё.
Анатолий Чубайс:Это нужно понимать печенкой, Петя. Это из другого места".
Полностью: https://snob.ru/selected/entry/131206

Трагедия художников

Свидетельствую: самыми занимательными советскими фантастами были Анатолий Днепров и Аркадий Стругацкий. Оба были переводчиками. Совпадение? Не думаю.
Ознакомился с историей гонений на книги братьев Стругацких. С удивлением обнаружил, что практически все они были направлены на выкорчевывание "американизмов", несвойственных русской литературе для юношества приемов (напомню, Стругацкие печатались почти исключительно в "Молодой гвардии" и "Детгизе"):

"Сохранился замечательный документ: постраничные замечания редакции по языку повести «Пикник на обочине». Замечания располагаются на восемнадцати (!) страницах и разбиты по разделам: «Замечания, связанные с аморальным поведением героев»; «Замечания, связанные с физическим насилием»; «Замечания по вульгаризмам и жаргонным выражениям» ....ЗАМЕЧАНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С ФИЗИЧЕСКИМ НАСИЛИЕМ
<всего 36 замечаний, приводятся последние десять>
цапнул со стола тяжелую пивную кружку и с размаху хватил ею по ближайшей хохочущей пасти – с. 179
Тогда Рэдрик пошарил в кармане, выбрал гайку граммов на двадцать и, прицелившись, запустил ему в голову. Гайка попала Артуру прямо в затылок. Парень ахнул <и т. д.> – с. 182
А в следующий раз надаю по зубам – с. 182
лягнул Рэдрика свободной ногой в лицо, забился и задергался <и т. д.> – с. 185
судорожно уминая грудью голову этого проклятого сопляка, не выдержал и заорал изо всех сил – с. 185
Теперь эта смазливая мордашка казалась черно-серой маской из смеси запекшейся крови и пепла <и т. д.> – с. 185
Рэдрик бросил его лицом в самую большую лужу – с. 186
душу из гадов вынуть, пусть дряни пожрут, как я жрал – с. 202
он с размаху ударил себя полураскрытым кулаком по лицу – с. 202...

(Борис Стругацкий "Комментарии к пройденному").
----
Не хотели пускать ЭТО в нашу литературу для детей, как тогда же не допускали к ним эротику и ужасы. Ведь разреши Стругацким - как отказать всем остальным? Все же захотят копировать приносящие успех приемы, пусть и без блеска Стругацких и пошло поехало - фантастика советская, детская стала как в мире чистогана. А над Стругацкими довлели американские образцы, они не умели по другому, не хотели, да и не было возможности писать по другому, раз они уже "Стругацкие". С тоски пробовали "по другому", ударились в антиутопии и тоску - кто их сейчас помнит? Вот вам трагедия художника.
P.S. Останется от Стругацких только "Понедельник..." не американский, их американские произведения заменят первоисточниками и уже заменили почти.
P.P.S. Версия "про переводчика Аркадия Стругацкого" это не я, а Виктор Топоров покойный и "ужасный".