November 13th, 2017

"Я НЕ ЗНАЮ, ЗАЧЕМ И КОМУ ЭТО НУЖНО..."



Октябрьское вооружённое восстание в Москве
Милюков "История второй русской революции"
"В момент наибольшего развития силы юнкеров с трудом удерживавших за собой центр Москвы доходили тысяч до пяти. С удивлением и с беспокойством эта армия замечала, что имя «юнкер» начало с ненавистью произноситься демократическим населением Москвы и противопоставляться «народу». Измученная кучка защитников Москвы и России, чем дальше, тем больше чувствовала себя изолированной и от остальной России, и от других общественных элементов. Слова «юнкер», «офицер», «студент» сделались бранными словами, и геройский порыв людей, носивших эти звания, бледнел перед пассивным отношением или даже явной враждебностью к ним населения, на защиту которого они выступили и жертвовали жизнью. Бесполезная уступка, сделанная идее «однородного» социалистического министерства, поставила перед многими из юнкеров и офицеров вопрос, за кого же, за какую политическую ориентацию они, собственно, борются и какая в сущности разница между «передачей всей власти» Советам и «ответственностью» исключительно социалистического партийного правительства перед «органами революционной демократии».

«КТО ПОСЛАЛ ИХ НА СМЕРТЬ НЕДРОЖАЩЕЙ РУКОЙ»


Ян Пече "Красная гвардия в Москве в боях за Октябрь"
"Трагизм положения увеличивался еще и тем, что наступающие юнкера относились к Красной Гвардии не как к восставшему рабочему классу а как к бандитам, по отношению к которым все допустимо. Юнкера избивали пленных, подвергали их пыткам и расстрелам, не останавливаясь даже перед массовым расстрелом безоружных, как это имело место в Кремле по отношению к солдатам 56-го полка и арсенала.

Тов. Базякин, бывший в то время солдатом 56-го полка, рассказывает:
Оставшись одни, будучи изолированными от города, и не зная, что делается за стенами Кремля, мы решили с т. Бережным сдаться. Стащили пулеметы к арсеналу, открыли ворота и пошли в казармы. Не прошло и 30 минут, как поступило приказание выходить во двор Кремля и выстраиваться поротно. Ничего не зная, выходим и видим, что к нам пришли “гости” - роты юнкеров, те же наши броневики, которые мы ночью не пустили, и одно орудие - трехдюймовка. Все перед ними выстраиваются. Нам приказано расположиться фронтом к окружному суду. Юнкера нас окружили с ружьями наготове. Часть из них заняла казармы в дверях, в окнах тоже стоят. От Троицких ворот затрещал пулемет по нас. Мы в панике. Бросились кто куда. Кто хотел в казармы, тех штыками порют. Часть бросилась в школу прапорщиков, а оттуда бросили бомбу. Мы очутились кругом в мешке. Стон, крики раненых наших товарищей..."

...Наша разведка, когда еще Кремль находился в руках белых, донесла:
В субботу в 8 час. утра они у нас отобрали оружие и начали безоружных расстреливать из пулеметов, когда мы в панике бросились вроссыпь и в особенности в казармы, юнкера направили в передовых штыки, и офицеры начали бить из револьверов. Насколько нам известно., убитых осталось около 250-300 человек, остальных арестовали и отправили в окружной суд, потом заперли всех остальных в казармах, где помещалась раньше одна рота, и окон отворять строго воспрещалось, и нам очень трудно было жить ввиду сдавленного воздуха, оправиться нас выводить было строго воспрещено..."

"Только так беспощадно, так зло и ненужно Опустили их в Вечный Покой!"



Октябрьское вооружённое восстание в Москве
Джон Рид "Десять дней которые потрясли весь мир"
"Поздней ночью мы прошли по опустевшим улицам и через Иверские ворота вышли на огромную Красную площадь, к Кремлю. У подножия стены были навалены горы земли и булыжника. Взобравшись повыше, мы заглянули вниз и увидели две огромные ямы в десять-пятнадцать футов глубины и пятьдесят ярдов ширины, где при свете больших костров работали лопатами сотни рабочих и солдат.
Молодой студент заговорил с нами по-немецки. «Это братская могила, - сказал он, - завтра мы похороним здесь пятьсот пролетариев, павших за революцию».
Он свёл нас в яму. Кирки и лопаты работали с лихорадочной быстротой, и гора земли всё росла и росла. Все молчали. Над головой небо было густо усеяно звёздами, да древняя стена царского Кремля уходила куда-то ввысь.
«Здесь, в этом священном месте, - сказал студент, - самом священном во всей России, похороним мы наших святых. Здесь, где находятся могилы царей, будет покоиться наш царь - народ…» Рука у него была на перевязи, её пробила пуля во время уличных боев.

Collapse )

До 37 года

Эпиграмма была приобщена к «делу» «Сибирской бригады» 1932 г. Протокол допроса П. Н. Васильева от 6.III.32 г.: «В другой раз, придя к Анову в редакцию „Красная новь“, Анов, указав на вывешенные на стене шесть условий тов. Сталина, сказал: „Ко мне не придерешься. Я вывесил шесть заповедей. Сталин пришел как Моисей с горы Синай. А в общем, не стоит выеденного яйца. Вот напиши гекзаметром и зарифмуй эти заповеди“».

Павел Васильев, 1931 год:
"Ныне, о муза, воспой Джугашвили, сукина сына.
Упорство осла и хитрость лисы совместил он умело.
Нарезавши тысячи тысяч петель, насилием к власти
пробрался.
Ну, что ж ты наделал, куда ты залез, расскажи мне,
семинарист неразумный!
В уборных вывешивать бы эти скрижали…
Клянемся, о вождь наш, мы путь твой усыплем цветами
И в жопу лавровый венок воткнем".

По делу «Сибирской бригады», имея за собой такие стихи, Васильев просидел лишь полтора месяца и уже через два года был среди приглашенных на торжественный вечер посвященный челюскинцам, где в присутствии Сталина, Молотова, Ворошилова, Кагановича и других вождей спел на мотив блатной «Мурки» такой экспромт:
"Здравствуй, Леваневский, здравствуй, Ляпидевский!
Здравствуй, Водопьянов, и прощай!
Вы зашухарили, "Челюскин" потопили,
А теперь червонцы получай!"

Посадили лишь после письма Горького о его хулиганстве, его покаянного письма Горькому, опубликованному в газетах и последующих двух грандиозных пьяных скандалов с антисемитско-антисоветским душком . Через год выпустили на поруки. И потом только 37 год.

Из жизни москвичей

Прочитал "Егор Холмогоров: 12 ответов Захару Прилепину о Революции и Гражданской войне"
https://vz.ru/columns/2017/11/8/894324.html
Ребята, да это же передергивание от начала до конца. Хоть бы один пункт искал, где есть толика объективности - до смешного везде вранье второгодника пятиклассника. При том, что разумеется, Холмогоров прекрасно знает объективную картину.
Зачем!? Есть же Волкогонов и Сванидзе эти Гога и Магога - зачем и Холмогорову эти дикие экзерсисы? Предполагаю, что московские непонятные дела, терки и расчеты.