August 29th, 2017

С т.з. марксизма

Суханов "Записки о революции"
"Керенский, совершенно так же, как и Корнилов, поставил себе целью введение буржуазной диктатуры (хотя, как и Корнилов, он не понимал этого). Две эти „математические точки“ спорили между собой за то, кому быть носителем этой диктатуры. Один представлял биржу, капитал и ренту: другой то же самое плюс еще в большей степени промежуточные группы: группы мелкого, демократического „промысла“, интеллигенции, „третьего элемента“ наемных верхов отечественной промышленности и торговли.
Ни тот, ни другой – ни Корнилов, ни Керенский – не могли самостоятельно справиться с делом водворения буржуазной государственности и порядка» на место революции. Тот и другой нуждались друг в друге– такова была еще не растраченная сила народных масс. Спорящие стороны были вынуждены к союзу, но оставались спорящими сторонами.

Каждый стремился использовать другого для своих собственных целей, диктуемых интересами своих классов и выражаемых устами их лидеров в Ставке и в Зимнем дворце. Корнилов стремился к чистой диктатуре биржевого капитала и ренты, но должен был принять Керенского как задолжника демократии. Керенский стремился создать диктатуру блока крупной и мелкой буржуазии, но должен был уплатить тяжелую дань союзнику как обладателю реальной силы. И каждый был за то, чтобы у призового столба оказаться фактически и формально хозяином положения.
Отсюда все «взаимоотношения» двух союзников-врагов, иногда странные, нелепые и непонятные. Отсюда все «неясности» этого довольно грязного, но не темного дела".

Возвращение большевиков

Суханов "Записки о революции"
"Однако дело о кризисе власти – это только одна из линий, по которым пошел ЦИК в ночь на 28-е. Другая линия гораздо важнее и любопытнее. Это была линия военно-технической обороны революции и, в частности, красной столицы. Еще с вечера не кто иной, как правый меньшевик Вайнштейн от имени своей фракции предложил: создать особый « комитет для борьбы с контрреволюцией.... Разумеется, предложение меньшевиков было принято. В дальнейшем новое учреждение получило название Военно-революционного комитета. Именно это учреждение вынесло на себе всю тяжесть борьбы с корниловским походом.

Каждому, способному вникнуть в общую конъюнктуру того момента, должен быть ясен основной вопрос: какую позицию займет большевистская партия по отношению к этому органу? Именно большевики должны были определить весь характер, судьбу и роль нового учреждения. «Звездная палата» и ее «мамелюки» этого более или менее не понимали. Но это было так. Военно-революционный комитет, организуя оборону, должен был привести в движение рабочие и солдатские массы. А эти массы – поскольку они были организованы – были организованы большевиками и шли за ними. Это была тогда единственная организация – большая, спаянная элементарной дисциплиной и связанная с демократическими недрами столицы. Без нее Военно-революционный комитет был бессилен; без нее он мог бы пробавляться одними воззваниями и ленивыми выступлениями ораторов, утерявших давно всякий авторитет. С большевиками Военно-революционный комитет имел в своем распоряжении всю наличную организованную рабоче-солдатскую силу, какова бы она ни была.

Но, пожалуй, наиболее существенными мерами, принятыми в тот же день, были меры по вооружению рабочих. Разумеется, тут была не только инициатива, но ультимативное требование большевиков. Это, насколько я знаю, было условием их участия в Военно-революционном комитете, условием передачи в его распоряжение всех большевистских организационных средств. Большинство комитета не могло не принять этого условия, если смотрело серьезно на свои задачи. Но оно хорошо оценивало все принципиальное значение этой меры, и оно уступало не без борьбы. Однако нельзя же в самом деле взять на себя ответственность за возможный успех Корнилова, если его объявил мятежником и преступником даже Керенский…"

Вышел гендер из тумана...


"Живущий в США писатель и публицист Михаэль Дорфман уже пять лет собирает информацию о том, как меняется сексуальное поведение американской университетской молодежи... Если первая сексуальная революция была за право иметь секс с кем хочешь, то сегодняшняя революция – за свое право быть кем хочешь, выбирать свои идентичности, не влезать в нормальности – гетеронормальность, гомонормальность, бинарность мальчик–девочка, – а вырабатывать свои.
Сегодня молодежь воспитали, во-первых, на эмоциях. Часто трудно с ними говорить о том, что они думают, зато они часами могут говорить о том, что они чувствуют. Это совсем неплохо, я этого не умею. Во-вторых, они выросли в том, что они особые. Мне всегда говорили: будь как все, тогда, может быть, что-то у тебя и получится не так, как у всех. Здесь же изначально воспитывается индивидуальность. Эта индивидуальность требует своего самоопределения, в том числе и в сексуальности. Сегодня можно быть, например, агендером – человеком, который отрицает всякую гендерность. Можно быть асексуалом, при этом панромантиком, то есть не хотеть секса, но при этом хотеть романтики, хотеть отношений с другими людьми. Я хорошо знаю двух асексуалов, живущих семьей. Это две девочки, они себя не определяют как девочек, но с виду они девочки. ... Они отрицают гендерность, они считают, что гендер связывает их. Они отрицают интерсекциональность, то, что гендер, класс и раса между собой связаны и определяют личность. ...Сейчас молодое поколение просто не могут сказать, какой они ориентации, потому что для них это слово ничего не значит, это все осталось в ХХ веке. Сегодня ты такой ориентации, а утром ты просыпаешься, и ты уже другой ориентации. Можно утром пойти на работу строгим "квадратным" гетеросексуалом; вечером появиться трансвеститом, а ночь провести как целибатная монахиня. Это, по-моему, новое, этого не было.

...А еще сейчас в Америке последний гендерквир выходит из шкафа – белый цисгендерный американец, да еще и религиозный, потому что это самая маргинализированная группа в западной цивилизации, куда больше, чем геи или расовые меньшинства. Все гендерные теории были о том, что белый цисгендер, гетеросексуальный мужчина – главный угнетатель и главный враг. Они сказали: извиняемся, мы тоже гендер, мы тоже имеем право заявлять о себе как об угнетенной миноритарной группе".

(Справка: "Цисгендер – личность, чья гендерная идентификация в настоящее время та же самая, что и определенная при рождении").
https://www.svoboda.org/a/28455084.html#comments

Александр Зубченко



"Уже неоднократно, благодаря почти двадцатилетнему опыту изучения «Кыцюндера» в условиях естественной среды обитания, а также в неволе (Харьковская больница железнодорожников), предупреждал: как только Юлия Владимировна презентует свой очередной ребрендинг, так сразу начинается новая серия шоу. С девяностых годов прошлого века вся украинская политика сводилась к тому, что именно подтянула себе Тимошенко и какая у нее прическа. Не знаю, как это объяснить в рамках формальной логики, без использования игривого аналитического аппарата Зигмунда Фрейда. В далекие девяностые, когда Юлия Владимировна только пробовала себя в местной политике, у нее был образ «маленькая девочка со стальными шарами». Она уверенно выходила из тени легендарного Павла Ивановича Лазаренко (большой босс днепропетровской ОПГ, кристальной души человек, относительно счастливо доживающий свои годы в американской тюрьме под непрерывным следствием). Петр Алексеевич в те времена щеголял золотой фиксой, рваными носками и своим очень влиятельным папашей. Выковыривали Тимошенко из Кабмина всем миром, с использованием правоохранительной системы. Тогда же ее впервые и посадили. Точнее, попытались. Девушка в простом свитере с высоким горлышком и распущенными волосами в 2001 году, стоя в суде, вызвала бурный восторг «патриотических масс».

...Из газовой принцессы она превратилась в «оранжевую принцессу», начала экспериментировать с прической (легендарный бублик на голове появился не сразу) и стала уделять основное внимание не партии, а своему внешнему виду. Да, не забудьте добавить очки. Тимошенко, когда ее стали сажать в Печерском суде, использовала данный аксессуар как убойный имиджевый элемент. Возможно, у нее действительно плохо со зрением, но очки стали элементом кампании «Диктаторский режим чморит невинную Юлю».

...«Кыцюндеру» хватило ума уйти в тень и заняться экспериментами с натяжением некоторых неохваченных участков кожного покрова на ягодицах, а также дизайнерскими экспериментами с представителями мира высокой и не очень моды. В результате появился образ «секси-училки», слизанный практически полностью с немецких фильмов о трудной жизни сантехников".
http://alternatio.org/articles/articles/item/53106-kytsyunder-rebrending-nomer-pyat

А что генералы?

Суханов "Записки о революции"
"На призыв Корнилова немедленно откликнулся известный нам казачий атаман Каледин. Затем – еще более известный Деникин, командовавший Юго-Западным фронтом. Далее, была получена благоприятная для Корнилова телеграмма от Балуева, командира Западного фронта… Наконец, достойный избранник Керенского, назначенный им же на место Корнилова, командующий самым важным Северо-Западным фронтом генерал Клембовский – не только телеграфно, но и фактически перешел на сторону мятежников: получив приказ остановить 3-й корпус и не выполнять приказаний Корнилова (вместо того, чтобы незамедлительно раздавить его в Ставке), генерал Клембовский подтвердил приказ отрешенного Главковерха о дальнейшем движении войск на Петербург.

Но как будто бы тем и кончилось распространение корниловщины в армии. По крайней мере, как будто бы не было никаких ее дальнейших внешних проявлений. Здесь, конечно, сыграла первостепенную роль демонстративнаяпозиция, занятая Керенским как главой правительства: объявив корниловщину мятежом против законной власти, переведя ее на нелегальное положение, Керенский тем самым потребовал от корниловских генералов открытого, активного повстанческого выступления. На это большинство не решалось, и это внесло замешательство, колебания, разложение в корниловскую среду. Как бы ни сочувствовали они Корнилову, как бы ни презирали премьера, но ктакой форме выступления они совершенно не готовились и не были готовы. Выступить активно и внезапно против законного кадетско-эсеровского общенационального правительства они были не в состоянии.

Командные верхи не объединились вокруг мятежного центра, не поступили в распоряжение Корнилова. И это нанесло жестокий удар корниловщине в самый решительный час. Прочие, кроме названных, главнокомандующие стали запрашивать Петербург, что им делать. Иные, как Балуев, немедленно пошли на попятный и стали работать «в контакте» с правительственными комиссарами".

Не понимаю я

Вчера Алексей Чадаев, в связи с делом Серебренникова красиво начинает:
https://www.facebook.com/alexey.chadayev/posts/1873205862708554
"...Понятно же, что московские бояре и введенные Петром бритье бород, статуи и табак воспринимали примерно так же, как у нас сейчас воспринимают «совриск», гей-парады и легалайз наркотиков. Но сам Пётр почему-то исходил из того, что вот без этого всего ну никак шведов не победить, хотя казалось бы.

...Грэм, историк технологий с MITовским инженерным образованием, в своих суждениях на сей счет категоричен: вы, русские, все время хотите молоко без коровы. То есть самих западных технологий – без той культурной и институциональной среды, которые их порождают, воспроизводят и обновляют. А в результате, даже будучи перенесенными на вашу почву, наши технологии тут хиреют, отстают и перестают работать.

...Собственно, и западные санкции за присоединение все того же Крыма – опять-таки указание на ту же самую слабость. Они нам как бы говорят: ребята, вы веками таскаете от нас к себе все наши придумки – от железной дороги до марксизма и от атомной бомбы до Вконтакте; а вот мы вам перекроем крантик – и будет у вас через одно-два поколения сусальное Зимбабве в кокошниках и с медведями".
-----
Интересная "тема" о границах вестернизации, читаю с предвкушением (как излагает!). А итога нет. Куда то в конце в песок мысль уходит и исчезает.
Сегодня разъяснение-продолжение текста т.к. "мое отношение к взаимосвязи технологии и культуры – осталось непроясненным":
https://www.facebook.com/alexey.chadayev/posts/1874871342542006
И снова в песок "тема"!
Вот это и есть "гуманитарий" или наипаче "интеллектуал" - сказать много-много бессмысленного и красивого?
И неужели до сих пор за такое деньги платят?

А что генералы? - 2

Милюков "История второй русской революции"
"Сомнения Краснова касались прежде всего военной стороны дела, но он указывал тут же на связь этой стороны с моральным состоянием войск. «Замышляется очень деликатная и сильная операция, требующая вдохновения и порыва, — coup d’etat, для которого неизбежно нужна некоторая театральность обстановки. Собирали ли 3-й корпус под Могилевом? Выстраивали ли его в конном строю для Корнилова? Приезжал ли Корнилов к нему? Звучали ли победные марши над полем, было ли сказано какое-либо сильное, увлекающее слово?.. Нет, нет и нет. Ничего этого не было. Эшелоны ползли по железным путям, часами стояли на станциях. Солдаты толпились в красных коробках вагонов, а потом на станции толпами стояли около какого-нибудь оратора — железнодорожного техника, постороннего солдата, — кто его знает, кого. Они не видели с собой своих вождей и даже не знали, где они... Все начальство осталось позади. Корнилов задумал такое великое дело, а сам остался в Могилеве, во дворце, окруженный туркменами и ударниками, как будто и сам не верящий в успех. Крымов — неизвестно где; части — не в руках у своих начальников».
Подобные мысли приходили в голову не одному генералу Краснову. Впоследствии французский корреспондент Клод Ане поставил Корнилову прямой вопрос: как могло случиться, что, разорвав с Керенским, он сам не пошел на Петроград? Ведь если бы он был во главе войск, то пришел бы в Зимний дворец без выстрела".